(no subject)

Познакомились они там, где все нынче знакомятся. Анкета у него была хорошая - улыбчивый парень с простым открытым лицом. Она считала, что умеет читать по лицам. Классическая ошибка выжившего - те, кто не сталкивался с настоящим злом, обычно уверены, что счастливо избегают его благодаря собственной прозорливости и смекалке. А остальные - сами виноваты. 

Поболтали по переписке. Нормальный вроде мужик. С сальностями не лез,  про жизнь рассказывал прямо - мазута, в автосервисе работает. Разведен. Вечерами тоскливо - хоть вой. Да и вообще, без женской заботы и жизнь не в жизнь.

Обрадовалась. Вроде хватало собственной колготни - одна растила сына Ваньку, заботиться было о ком, зачем бы ей обихаживать еще и чужого мужика? Но она была "домашняя" женщина, любила все это бытовое - постирать-нагладить-приготовить. Дом в заботливых руках поёт, а у нее - так и вовсе мурлыкал. Салфеточки, подушечки, шкатулочки. Подсинить-накрахмалить-запечь-упарить. Все она умела, все у нее выходило быстро, ловко. Везде порядок, кроме личной жизни. Надо бы и тут сделать все по уму. Приложить руки.

Она почему-то сразу ему поверила. И на первую встречу пришла к нему домой - с работы. Зима, холодно, чего шляться? В ресторанах деньги просиживать? Так они сгодятся еще, деньги-то. Он похвалил ее за рачительность, объяснил про домофон, лифт и налево от входа.

Collapse )

Винница. Часть последняя

Итак, около трех часов дня и мы начинаем свой финальный забег по Виннице.

Как все уже поняли, музеи я люблю, на вторую половину дня их было отведено два, приступаем.
Первый - краеведческий. Вход стоит 30 грн, экспозиции на трех этажах, хорошее предложение, я считаю)).

Жопа мамонта. Обожаю жопы мамонта!


Collapse )

Винница. День второй, часть вторая

После неудачи с Пироговым, поехали к свежеотреставрированному проспекту Космонавтов.

Памятник летчикам и новый фонтан. По нынешней моде их сейчас строят доступными, без чаш и бортиков, плескайся-не хочу.




Collapse )

Бабаня

Мы никогда не звали ее так. Не было у нас принято ни душевности особой, ни ласки. Бабушка. Бабушка Люба. И точка.

Она с самого начала невзлюбила мать — всего-то маляршу, из российских ебеней приехавшую. Из голодного Усть-Кута в теплую, щедрую Украину. Помню мамины рассказы, как удивляли ее валяющиеся на асфальте фрукты. А для меня это было так естественно — привычный запах подгнивших абрикос в августе. Привычка обходить шелковицу, чтоб не шмякнулось сверху фиолетовое пятно. Вишни, которые можно снимать губами, просто гуляя по улице.

Бабушка во дворе обычной городской девятиэтажки рвала вишню с абрикосой и пекла духовые пирожки. Всегда чуть подтекшие, застывшие на боку вязкой вишневой карамелью. Самые вкусные в мире у нее были пирожки. И мясо она умела растушить до пуховой мягкости, еще в подъезде пахло ее стряпней.

Пережившая голод в своих Жеребянках, чудом уцелевшая вдвоем с братом Мишей из всей большой семьи, на всю жизнь осталась она трахнута этим страхом — остаться голодной. Ни диабет, ни другие проблемы не укротят ее могучего аппетита, с которым она могла за неделю в одно лицо смолотить шесть кило мяса, ведерную кастрюляку борща, пару чугунков каши, и полирнуть сверху вареничками с компотиком. 

Малярша из общаги не глянулась ей в невестки совсем никак. А мать была уже беременна Анькой, деваться было некуда. Бабка прятала отцов паспорт. Орала. Закрывала грудью двери. Мне положительно интересно, кого она метила в жены своему сынку-шОферу, не блиставшему ни внешними данными, ни внутренней глубиной.

Collapse )

Винница. День второй, часть первая

Первый день хорош свежестью впечатлений, второй — отдохнувшим телом и ощущением отпускника, делающего первые шаги на курорте.
Накануне я очень тщательно прорабатывала маршрут, внося туда все музеи, перекусы и переезды. Интернет соврал, что аптека в усадьбе Пирогова работает с 09:30, под это время подгонялся подъем и выезд.
Состоялась небольшая мстя хозяйке апартаментов. Я писала в прошлых выпусках, как нас заселили на два часа позже, еще и предлагали альтернативу без окон. Мне пришлось разбудить ее воскресным утром в 8,50, чтобы уточнить, куда сдавать ключи.Нравы в этой мини-гостинице оказались простыми, ключ надо было просто запульнуть сквозь решетку так, чтобы с улицы не достали и идти по своим делам.
Перед выездом из центра решили заглянуть на безлюдную в этот час Европейскую площадь, она в нашем маршруте не предполагалась.
Забавно, что в киосках типа «сувениры» или «туристическая информация» просто продают кофе. Но киосочек красивый, с башенками.



Collapse )

Миргород


Их только два таких в мире: Иерусалим — город Мира и Миргород. 

Мирный, зеленый, тихий, спокойный. Добирались из Полтавы около двух с половиной часов, дорога местами кошмарная, водитель вилял от ямы к яме, но вроде дело двигается, ремонт идет, дорога строится. В прошлом посте в каментах просили указывать цены. Указываю — билет Полтава-Миргород стоит около 100 грн на одного.

Там очень удобно — курорт Миргород от автовокзала прямо через дорогу.

Collapse )

Полтава проездом



Шокировав своим видом нарядных сотрудниц гостиничного комплекса «Атмосфера» и уплатив в кассу чуть больше 40 долларов, получили свои апартаменты цвета говна.

Collapse )

Опошня, Полтавская область. Керамическая мекка. Часть первая

Почти месяц назад ездили в Полтавскую область. Вообще, я хотела на пять дней туда закатиться, но передумала. И зря. В Опошне надо минимум неделю пожить, чтобы все увидеть. Кроме керамики там есть так называемые «зеленые усадьбы», где за кучу денег можно пожить в настоящих хатах столетней давности.

Очень раннее утро. До Полтавы всего три часа ходу на Интерсити, но ранние подъемы — это смерть. Утренний кохфе на втором этаже макдака, с видом на электрички


Collapse )

Винница. День первый, часть третья

По пути нам часто встречался герб города. Внизу — две скрещенные сабли, Винница когда-то была приграничным городом, это память о тех временах. Вверху — крестоподобный якорь с двумя крючками, это давний христианский символ. 

Крест-якорь - стилизованный крест в виде якоря. Один из старейших христианских символов, олицетворяющий Иисуса Христа и надежду: «В нем есть, как будто якорь души, безопасный и крепкий, входящий вплоть до середины за завесу» (Евр. 6:19) [1]. Часто используется в геральдике европейских и христианских стран. Также - Климентовский крест.

Collapse )