Печалька Жалька (pechalka_jalka) wrote,
Печалька Жалька
pechalka_jalka

Надежда

Редакционное задание было на редкость противным - интервью у Саши Птицы. Это мальчик, если что. Вечный мальчик, вечный питер пэн. Запойный, правда. Саша был музыкант и бог музыки требовал от него жертв. В общем - недорого, как со всех. Здоровье, там, семейное благополучие. Взамен давал горькую, страшные утра и хорошие песни. Как бы между делом.

Саша Птица был хам, легенды ходили. Если просто оскорбит или заснет посреди разговора - еще терпимо. А мог ведь и вытошнить. На дорогой японский диктофон, всей редакцией по очереди пользовались...

Надька обреченно ткнула в звонок, натянув на лицо доброжелательно-заинтересованное выражение. Открыла уставшая, немолодая женщина. Саша в свои подсракулет продолжал жить с родителями. И с сестрой. И с сестриным мужем, с потомством сверху. Как он при этом умудрялся ходить в запои, жить насыщенной личной и творческой жизнью - загадка.

- Добрый день! Я журналист издания "Звездные судьбы", мой редактор согласовал интервью с Александром Птицей.
Женщина хмуро смотрела из проема.
- Согласоваааал... Ну проходи, деточка. Интервьюируй.

Квартира меньше всего походила на обиталище успешного музыканта. Длинный заставленный коридор, из кухни орет телевизор, пахнет сгоревшей кашей. Несколько закрытых дверей. Темно. Дойдя до конца коридора, женщина толкнула последнюю дверь и побежала спасать кашу.

Комната была страшна. Первым сбивал с ног запах. Крепкий перегар, смешанный с прокисшим табачным дымом и запахом гниющей закуски. Амбре дополняла нотка немытого человеческого тела и мочи.

Перед диваном стоял стул, накрытый газеткой. На нем - почти пустая бутылка водки, тарелка с надкушенной и засохшей сосиской, блюдечко с окурками. На диване, разметавшись, спал человек. Полуголый, но в джинсах. Спереди темнело пятно однозначного происхождения.

Выше джинсов всё было еще ничего - загорелый крепкий торс, красивые руки. Фанатки на концертах писали кипятком. А Саша, значит, после.

Надька тихонечко пошевелила гения за плечо. Гений всхрапнул, но не проснулся. Надька потрясла сильней.
Открылся один, густо-синий глаз.

- Ты кто? - просипел Саша.
- Надежда. - официально представилась Надька, - Я из редакции "Звездные судьбы", мы делаем с вами интервью.
- Надежда, мой компас земной... Шла бы ты, Надюха... В редакцию, ага. Нет бы пива принести, они журналистов подсылают. Всё, вали давай, плохо мне.

Надька огляделась по сторонам, на подоконнике стоял замызганный стакан. Плеснула туда оставшейся водки и поднесла к носу интервьюируемого. Отец был алкаш, она с ними умела.

Саша страдальчески сморщился, почуяв запах, но стакан взял и теплой водки выпил. Выдохнул. Открыл уже оба глаза. Ощупал глазами комнату, Надьку, себя. Увидел пятно на джинсах и попятил на себя простыню. Потом откатился к стене и остался там лежать, как в саване. Добиться от него хоть чего-нибудь было невозможно.

"Стыдно стало", - догадалась Надька. Похмельное раскаяние - страшная вещь, люди и в окошко сигают с бодуна, а тут такой конфуз.

Ушла. В редакции соврала что-то обтекаемое про состояние здоровья и тэ.дэ.

Но интервью делать все равно было надо и через неделю изнурительных переговоров, Птица все же согласился на встречу. Только с другой журналисткой, Надежды он не хотел.

Встреча была назначена на нейтральной территории, в милом кафетерии (без подачи спиртных напитков). А другая журналистка накануне заболела. За столиком сидела напряженная Надька.

Саша был ослепителен. Чисто выбритый, вкусно пахнущий, белый свитер под горло - ни дать ни взять, секс-символ и голос поколения. Увидев Надьку, лицо держал, вежливо поздоровался.

Сделали пару кадров на обложку, заказали кофе, отпустили фотографа.
Беседа вышла скучная, интеллигентная, все больше про творческие планы. Саша ерзал, хотел курить и в пивную.

Надька выключила диктофон. Хитро посмотрела на Саню, сказала мечтательно:

- Пивка бы щяс...

Саша смотрел на нее изучающе.

"Во смотрит, а! Прикидывает, гожусь ли в собутыльники" - ехидно думала Надька. И, по всей видимости, отбор прошла.

- Пошли, - коротко сказал Саша. И они пошли.

Еще никогда в жизни она столько не пила. Сначала была стеклянная "Шайба" со светлым нефильтрованым и сухариками. Потом какой-то стильный подвал с фирменным элем и креветками. Потом дорогая пивоварня с темным карамельным под сигаретку. Потом не помню-не помню-не помню, в конце - заплеванная пивнуха с футболом на мониторе и бутылочной "Оболонью" под желтый полосатик.

Это был совершенный полет - с красивым взлетом, скучным эшелоном и сокрушительной посадкой.

Проснулась она в обед следующего дня. Болели даже волосы на голове. Раздувшаяся башка с лопающимися глазами. Мочевой пузырь тоже лопался. Она предприняла отважную попытку сесть. Потом встать. Потом медленно, по стеночке, шла темным коридором мимо закрытых дверей, уже понимая, где оказалась.

Вернулась в комнату, застала знакомую картину - гений лежал, разметавшись, ребрами вверх.

"Ну, хоть не обоссался в этот раз" - мстительно подумала Надька, разыскивая глазами рюкзачок. Не нашла, устала и бухнулась в диван обратно. "А, как будет - так будет" - утешила себя нехитрой мантрой алкоголиков и провалилась в похмельные кошмары.

Проснулась от знакомых ощущений. Над ней трудился Саша, не озаботившийся тем, чтобы разбудить даму. "Вот свинья", - равнодушно подумала Надя и сосредоточилась на том, чтобы не укачало. Надо смотреть мимо. Не на модные деревянные бусики, обхватывающие смуглую шею. Не на седеющий висок. Не на мочку уха с серебряной, дешевенькой сережкой. Можно в потолок. В окно тоже, но это надо исхитриться. Телефон надрывается. Ага, значит не потеряла все-таки. И рюкзачок на месте. Господи, ну долго он там?!

Саша отвалился. Дышал тяжело. Потел. Надя отодвинулась на край постели. "И как я тут сквозь маму в душ пойду? Вот скотина пьяная. Прописать тебя, что ли, в репортажике?" Но знала, что не пропишет. И что в комнате этой - надолго, знала тоже.

Первым делом позвонила в редакцию, оправдывалась и врала отчаянно. Залила вчерашнее интервью в облако, бросила ссылку девчонкам - расшифруют, и отправилась на поиски душа.

Ванная, как ни странно, выглядела вполне прилично. Быстро вымылась, обтерлась кое-как собственной футболкой, и, прижимая ее к голой груди, прокралась назад в комнату. Предосторожности были напрасными, семья жила трудовой будний день, рассосавшись по работам-школам-садикам.

В комнате перво-наперво открыла окно. Свежий воздух вытягивал потный, перегарный смрад, уже можно было дышать. Растолкала Саню, отвела в душ. Покопавшись в шкафу, нашла и чистое белье, и полотенца. Пока купался - перестелила постель, сварила кофе. Мокрый, но уже чуть соображающий Птица сел на хрустящую простынь, втянул носом кофейный дух.

- Надежда, говоришь? Хорошее имя...

И все заверте. В редакции работать - значит, всех знать. И нарколога хорошего, и бригаду толковую.
Стояло лето, не сезон для лабухов. За лето все и успели - и подшить Санька, и жилье в порядок привести, и одекретиться.

Птица посветлел лицом, сошел алкогольный загар, побелели белки глаз. Мать сияла золотыми мостами и не могла нахвалиться на Надьку. Комната, освеженная хорошим ремонтом и новой мебелью, совсем не напоминала притон. Саша много ел, хорошо спал, округлился щеками и уже не тянул на секс-символа. Скорее, на откормленного буржуа.

Всё было хорошо, только песни совсем исчезли. Не писалось. Но, кажется, это всех устраивало. В доме поселилась Надежда.

Из комнаты сестры старшая дочка громко и нараспев читала Ахматову: "После отчаяния наступает покой, а от надежды сходят с ума..."




Subscribe

  • Про библиотеку

    Моя первая была недалеко от школы: «Для детей и юношества» и соседствовала с художкой. В коридоре картины по стенам, первый малышовый…

  • Про еду

    Любите ли вы кулинарию так, как люблю ее я? Готовка – это поэзия, это балет, это живопись. По-моему, каждое ведро салата – в некотором…

  • Були на селі

    Дело было, страшно сказать, 10 лет тому назад. Я была юна, стройна, наивна и влюблена. Вы помните себя в 22 года? Я - да. Но лучше бы нет. И решили…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments