March 4th, 2019

Про еду

Любите ли вы кулинарию так, как люблю ее я? Готовка – это поэзия, это балет, это живопись. По-моему, каждое ведро салата – в некотором роде перформанс.

У меня кухаркины руки – с широкими ладонями, толстыми и короткими пальцами. На пианино такими не поиграешь, а вот лук шинковать – самое то.

Взрезываешь пакет кефира, вдыхаешь острый кислый запах - капельку на тыльную сторону ладони, и как текилу: лизнуть, глотнуть - хороший! И немедленно в кастрюльку его. Сверху чуть соды – и пошла реакция кислоты с щелочью, и запузырилось - начала работать маленькая алхимическая лаборатория. Потом яйца вбить. Три ярких солнца – плюх – и потонули в кефирном море. Берем миксер, вбрасываем щепоть соли и делаем бурю в кастрюле. Потом надо жидкое превратить в густое – засыпаем муку, замешиваем каждую пылинку в водоворот, чтобы получилась у нас пластичная текстура кремового цвета без комочков – хоть рисуй ею, хоть так любуйся. И отставляем тесто в покое минут на двадцать – пусть там кефир с мукой знакомятся, взаимопроникают и дружат, у нас новое развлечение на подходе.

Золотистые крепкие луковицы нарезаем прозрачными полукольцами – и мнем нещадно в тарелке, перетираем с солью и сахаром, чтобы истек, подлец, горечью, стал промаринованным до последней клеточки, отдал все соки и запахи.
Куриное филе нарезаем нежно-розовыми лепестками и туда, к луку его, пусть насыщается ватная плоть чужим вкусом.

Заливаем дно формы жидким тестом на половину объема, выкладываем начинку и утапливаем наливной пирог оставшейся массой. Через полчаса по дому поплывет запах домашней выпечки и начнется превращение материи: из жидкого в твердое, из сырого в готовое. А еще через 20 минут вы с жадностью накинетесь на все это хрустящее, сочное, обжигающее, ароматное…