Печалька Жалька (pechalka_jalka) wrote,
Печалька Жалька
pechalka_jalka

Робот, робот, робот, я тебя люблю, мы так хотели.

Моя любимая игра - играть в робота. Нет, это не то, о чем вы подумали.
Наиболее подходящий мне вид деятельности - механическое, бездумное выполнение. Работа, которая не допускает амбивалентности, один четкий алгоритм. Примерно как "копать отсюда до обеда".

Была бы где-то должность генерального перебирателя гречки - годовая премия точно была бы моя. Пальцы выполняют, голова свободна и думает в интересном ей направлении. Идеально.

Когда-то у меня было нечто подобное. Не понимаю женщин в декрете, которые жалуются на "день сурка", я ловила в этом ежедневном повторении медитативный ритм - пока все идет, как заведено, ничего страшного не случится.

Когда я работала в курьерской службе, одной из ступенек была обработка входящих.
Входящие - это большой черный липкий мешок, который в лучшем случае везет экспедитор, в худшем - проводник за взятку прячет в туалете. А в мешке, между прочим, паспорта, тревел-чеки, коносаменты, юридические документы...
Как-то мешок неудачно привалили к батарее, пластиковые пакеты расплавились, припаяв на себя обложки паспортов, файлы... А мы чо, а мы ничо. Вот вы тут подписали, что с правилами и условиями согласные, а по правилам и условиям - сосите писю в пьяной абизяны (любимое выражение покойного директора курьерки, хороший был мужик).

Критически важным было вовремя попасть на работу - в 7:30. Добираться - час. Побудка в 05:30. В 9 всё уже должно быть в базе и у курьеров на полках. Печатала я тогда одним пальцем с аховой скоростью. Через месяц новенькие курьеры уже завороженно смотрели, как я, практически не глядя, расшвыривала пакеты, выстукивая на клавиатуре сумасшедшие пулеметные очереди. Говорили, что мне следовало бы стать пианистом :-) Ну да, с моими пальцами-сосисками это, несомненно, мое призвание.

Вообще это был ритуал - открыть офис, пока он еще не превратился в шумный дурдом, приехать специально на 15 минут раньше, для первой чашки кофе в тишине и покое, пока в коридоре не стукнет о пол 50 кг пакетов, которые мне нужно обработать за час.

Фирма нещадно экономила, офисные девочки собирались к девяти, а это значит, что все ранние пташки-клиенты и звонки - мои. Любименькое - обязательно, ОБЯЗАТЕЛЬНО придет мудак с огромной купюрой на пустую кассу и чо хошь, то и делай. Разменять негде - рано, закрыто все. Таскала с собой пучок домашней налички, разменивая в транспорте на бумажки пожиже.

Обязательно бабуся какая-нибудь, ни свет ни срамши, позвонит покалякать за жизнь, пока у меня дым из ушей валит, а послать нельзя - прослушки, лояльность, вот это вот все.

Каждый час был строго подчинен какому-то делу, каждый день рассчитан - регистрация, архивация, счета, должники, расчет зарплаты, закупка - бесконечное колесо. Мне страшно это нравилось, месяцы незаметно склеивались в годы, укладываясь кирпичиками отработанных почтовых накладных в архиве. Иногда вечерами было приятное чувство - хорошо сделанной работы. Едешь такой в маршрутке домой, без ручек и глазок от усталости, и знаешь, что если бы не ты, все 5000 юр. лиц города не получили бы свои счета и завтра город оглох бы без телефонной связи. Благодаря тебе на Промвзрыве планово чего-то взорвали, на Втормете - отгрузили, на Запорожстали - расплавили, а вон та гламурная сучка улетела в свои Эмираты, явить миру свежий силикон.

Как-то раз маршрутка по дороге на работу глухо встала на мосту - авария. А мне нельзя, у меня почта. Вылезла и по бодрому утреннему морозцу в -20 потрюхала через двухкилометровую пробку. Как-то явилась со смертельного бодуна, от которого меня рвало в собственную сумку, а что делать, кто мне доктор? Остановится курьерско-доставочное колесо и пиши пропало. К чести директора, царство ему небесное, задницу он мне всегда прикрывал, коньяком с мороза отпаивал, в аптеку за антипохмелином бегал...

Помню, попала в больницу с аппендицитом с пятницы на субботу, первый звонок после наркоза - ему. Сорян, мол, Олег Николаевич, дырка у меня в пузике, чо делать-то будем? Приехал с букетом и организовал мне мобильный офис. Это была отдушина, когда в непривычном состоянии бесправного пациента с уткой под жопой, начинаешь орать на всю палату что-то про правила доставки, юридические и финансовые тонкости. Как раз снег тогда выпал невиданный, по пояс. Чтоб вы знали, все доставки мира ненавидят снег, новый год, восьмое марта и день валентина. Я года через два только после ухода смогла спокойно на сугробы смотреть, не прикидывая, насколько у меня слетят сроки по регионам :-)

Мы были самыми ответственными (или ссыкливыми) в сети. Завели себе пару экспедиторов, вся работа которых заключалась в том, чтобы затолкать почту в рундук в плацкартном вагоне и спать на ней. Но даже такие предосторожности не спасли нас от пиздеца. В маршрутке до вокзала у раззявы-экспедитора спёрли один сверток, где было 30 пакетов на центральную Украину, в основном - паспорта конкретных пацанов из тогда еще мирного Донецка, для которых ехали путевки и визы в этих конвертах.

Ой, что было... Я в принципе истерик, а тут - такое. Нас обещали сжечь. Увезти в лес, разложенными по пакетам. Засудить до смерти. Навести порчу и проклясть до седьмого колена. Начальство насильно покупало и кормило меня снотворным, я икала от страха и вздрагивала от каждого звонка. Разрулили, утрясли. У директора после всех этих нервов обнаружилась опухоль поджелудочной, от которой он и умер спустя полтора года. Вот такой он, курьерский хлебушек, горький да соленый. Сегодняшняя моя работа, с борьбой за лайки, охваты, просмотры и комментарии иногда кажется мне нелепой до ужаса.

Я называла все это "курьерским балетом", постоянно была на стреме и с рабочим телефоном наперевес. В любом состоянии, с бокалом в руках, косячком в зубах или в самый неподходящий момент редкой личной жизни - я всегда должна была взять трубку.

Как-то в компании, когда я отошла в курилку, зазвонивший телефон взяли пьяненькие друзья и по кругу стали в него альокать... Как-то, отдыхая в тогда еще украинском Крыму, мне каждый день приходилось лезть на Карадаг для обязательного сеанса связи с офисом, в горах покрытие было не ахти. Как-то мне путем манипуляций и массы усилий удалось заманить парня в гости. Родители очень редко куда-то уезжали, а тут свезло. Я целый день накрывала стол, прихорашивалась и предвкушала. Парень пришел. Поел. А потом разразился очередной рабочий пиздец и, вместо запланированной романтики, пришлось в субботу ночью гнать на промерзший автовокзал и разгребать всю канитель.
Как-то, после корпоратива, на котором я всегда напивалась до изумления, я проснулась у бойфренда с дико болящей головой. Оказывается, ночью я устроила безобразный скандал, о котором ничего не помнила. Оглядясь по сторонам, я вспомнила. Мы встречались уже неприлично долго, не все в браке столько живут. Само собой, я ждала развития событий. И вот новый год. Я весела и расслаблена. Он протягивает мне коробочку. Маленькую коробочку синего бархата. "Кольцо!" - думаю дура-я. Открываю - а там брошка. Как у Прокофьи Людмиловны, помните? Такая, на лацкан делового костюма. Я взревела. Рвала и метала. Плакала и проклинала. Потом уснула. А проснулась от рабочего звонка - снова что-то опоздало, застряло, не доехало... Я встала, наслюненным пальцем стерла глаза панды и поехала в офис. 31-го декабря с брошкой в обнимку.

В последнее время я все чаще думаю, что наша реальность такова, какую мы себе разрешаем. Мне зачем-то нужна была эта муштра и нелюбовь - пожалуйста, кушайте, не обляпайтесь.
Весь прошлый год я исступленно выпрашивала себе поспать. Просто целый год спать досыта.
В феврале будет год моего незапланированного фриланса. И да, почти каждый день у меня есть свобода просыпаться, когда захочется.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments