Печалька Жалька (pechalka_jalka) wrote,
Печалька Жалька
pechalka_jalka

Long read.

Ну что же, продолжим наши монологи о зверятах.
Тема сегодняшней лекции – насилие и его трансформация в современном обществе.

Есть такой дохуя умный парень, Стивен Пинкер, который в своей книге «The Better Angels of Our Nature» подробнейшим образом рассматривает проблему. Знаете ли вы, дорогие товарищи, что начиная с 80-х годов проходят слёты и съезды криминалистов со всего мира, которые недоуменно чешут репу и боятся потерять работу, потому что кровожадное человечество как-то внезапно сократило объемы убийств, грабежей и всякого.

Эволюционной константой человеков всю дорогу было снижение уровня насилия. И с середины прошлого века, когда, казалось, мы достигли пика в искусстве взаимоистребления, собрав атомную бомбу и попутно обогревая атмосферу сожженными людьми в концлагерях, - закрепился устойчивый откат к гуманизации, которая сегодня достигла невиданных масштабов. Никогда прежде в мире не было так мало войн. Никогда прежде в них не было так мало жертв.

Утверждение кажется неочевидным, поскольку с мониторов мы видим бесконечный поток трупов и конфликтов. Это следствие открытого информационного пространства (а в эсесере такова небыло! – скажет нам фанат теплого и лампового тоталитаризма. Само собой, при том уровне цензуры и контроле государства над информацией. В эсесере ни Чернобыля, ни Новочеркасска не было, а были пятилетки в три года). Сегодня же, если на одном конце планеты пукнули - вы это увидите в своей новостной ленте (в телевизоре) и ужаснетесь.

Как пример – в Индии, наконец, решили бороться с изнасилованиями женщин – древней национальной забавой. Тема появилась в медиапространстве. Стало казаться, что вся Индия только и делает, что без перерывов на обед и отпуск насилует женщин, не покладая… хм. Любая проблема, попавшая в фокус, кажется глобальной (череда зоологических гриппов, например).

Фронтальные войны с огромным числом погибших и истреблением мирного населения остались в прошлом. Мир перешел с языка война на язык дипломатии. То есть, если в прошлом мальчики решили померяться письками (а все короли были сплошь военнообязанными и дети их, и внуки), то объявляли войну и физически уничтожали население неприятной им страны. Сегодня, чтобы намекнуть на неправоту страны-гегемона, ей кладут бомбу в метро. Террористические акты (сегодняшние ноты протеста), несмотря на всю их ужасность, несравнимы по потерям с войнами прошлого и это огромный шаг вперед.

По Стивену Пинкеру, первая и главная причина глобального снижения насилия — Левиафан, сиречь – централизованное государство. Присвоив себе монополию на насилие, государство максимально снизило его уровень между гражданами.

Второе – прозрачность общества, доступность информации и примат выгоды над амбициями. То есть, «Киев бомбили, нам объявили...» - больше не повторится. Все прекрасно знают, у кого с кем тёрки и внезапная моча, стукнувшая в голову кровожадному тирану, будет поймана еще на подлете. Кроме того, каждому (дураку) правителю понятно, что живой рынок сбыта лучше, чем стройный ряд могилок тех, кто, например, крестился не той рукой и кушал некошерное.

Еще одна причина - старение населения. Рожают меньше, живут дольше и, в среднем по палате, население планеты сейчас можно отнести в категорию 40+. И это прекрасно сразу по нескольким пунктам. Первое – чем больше у вас молодёжный навес (много молодых мужчин), тем выше вероятность, что страна будет воевать. Чем многочисленней у вас пожилая страта в обществе, тем более демократизованным и мирным оно будет. Это молодой задорный молодняк больше за мордобой, а почтенный отец семейства предпочтет бюрократический путь решения проблемы – написать в Спортлото, пойти в суд (Гааский, например), создать петицию, нажаловаться в профсоюз.

Сегодня любое значительное изменение в обществе проходит бескровно, а отмотать каких-то 150-200 лет назад – и мы увидим, что главным аргументом оппоненту была смерть последнего. Знаете прелестную историю про огораживание в Англии? Когда спрос на шерсть возрос и овечкам надо было где-то пастись, крестьян просто выпиздили с их земель, поставили заборы и превратили частные подворья в скотный двор. Что будет делать бомж-крестьянин, как кормить детей и где ночевать – не волновало никого. И когда толпы бедолаг потянусь за пропитанием в города, их просто угандошили по дороге – за бродяжничество, по свеженькому, только что принятому королевой указу. Ну правильно, не пособие же им платить, в 18-то веке.

Можно ли представить такое сегодня? Хуй. Никто детишкам пропасть не даст, и, кстати, как-то незаметно детишки стали собственностью не родительской, а общественной. Это раньше можно было сказать: «Мне родить, мне и хоронить», и, скажем, утопить лишних в проруби, а сегодня будьте добры не применять к детенышу мер физического воздействия, быть хорошими родителями и обеспечить нормальный уровень жизни вашему спиногрызу. А то придет общество в лице ювеналов, заберет у вас незыблемые прежде родительские права, а ребенка отдаст в хорошие руки. Не ваши.

Повсеместная инклюзия, которую мы сегодня наблюдаем – прямое следствие гуманизации и снижения тренда на насилие. Раньше-то как было? Правами человека обладали только молодые, сильные и здоровые мужчины. Можешь топор в руках держать и аттестацию на слабака проходить – живи. Не можешь – хороший был друг, вкусный. Знаете, почему котики и пёсики помирать под диван съёбываются? Нет, они не ваши чувства берегут, не надейтесь. Они просто не в курсе, что у нас тут мир-дружба-жвачка наступила, и спинным мозгом помнят – если ты слаб и болен – тебя сожрут, надо прятаться. Сегодня же право быть живым, сытым и обласканным всеми цивилизационными пряниками получили все: негры, женщины, дети и даже животные. Слабых и некрасивых уже не сбрасывают со скалы, а лечат и любят.

Подвижки общественного сознания, инфляция моральной нормы или смена политического строя уже не сопровождаются гекатомбой. Помните, как все ссали Брексита, прихода Трампа, наплыва беженцев и всякого такого? И чо? Ну, прошлись женщины маршем, ну, посмотрели месяцок на флуктуацию курса, ну, рассосались сирийские семьи по Европе. Пиздеца-то не произошло. Эпоха биг-бада-бума осталась в кровавом двадцатом веке, щедро унавоженном человеческими жертвами.

Так, уже слишком много текста. В следующий раз мы поговорим о транспарентности и чем она хороша, феминизации, шейминге и феномене постправды. Оставайтесь с нами.
Или нет.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments