Печалька Жалька (pechalka_jalka) wrote,
Печалька Жалька
pechalka_jalka

Бляди, сэр!

А давайте за первую древнейшую погутарим.

Лет 150 назад Киев называли городом церквей и борделей. Начиналось все благочестиво, с "крестовых" девиц. Район Лавры называли Крестами и там жили барышни нетяжелых нравов, но набожные. Со вторым звоном Лаврской колокольни клиент выпроваживался в любом состоянии опьянения и удовлетворенности. Это называлось "Досидеться до Благодатной". Барышня же истово молилась: "Радуйся, Благодатная, Господь с Тобой"
В общем, это были нормальные девчата, работали тихонько на себя (индивидуалки, ага), им было принято помимо денег еду приносить, дама накрывала на стол и мило развлекала гостя.


А потом случился строительный бум. Город вскипел от рабочих, инженеров и деляг. Публике хотелось развлекаться, казне хотелось денег. Проституция была объявлена делом терпимым (отсюда и дома терпимости), а всех крестовых барышень скопом переселили на Андреевский спуск. Да-да, Андрюха прежде был огромным кварталом красных фонарей. Примерно в это время в столицу приезжает писатель Андрей Муравьев, который был наслышан о Киеве, как о столице духовности. Приехал живописать чистоту и благолепие древней столицы. Поселяется ровно напротив Андреевской церкви и офигевает... Прямёхонько рядом с церковью творятся всяческие безобразия. Муравьев немедленно начал кляузничать, девки шутили, что напротив церкви Андрея Первозванного поселился Андрей Незваный. Попы тоже не отставали и требовали убрать пакость. Проститутки мстили. Приходили на исповедь и подробнейше исповедовались краснеющим батюшкам. Второй вид мести был жестче. Барышни-католички приходили перекрещиваться в православную веру. Всякий батюшка знал свой приход в лицо. Знал, чем занимается и будет продолжать заниматься новая дочь христова. Знал, но духовный долг не позволял отказать. Так девчата "пачкали" собой веру церковников.

Помимо девушек из заведений, были так называемые "полушелковые" проститутки, кабинеты которых маскировались под дантистов, парикмахерские или массажный кабинет.



Еще популярная штука была — строить из себя приличную даму. В городе разврата охотней было свести знакомство с замужней женщиной с ребенком, чем с опасной уличной девкой. Поэтому особо изобретательные жрицы брали в аренду детишек из бедных семей и чинно прогуливались с ними, изображая добропорядочных мамашек до первого клиента. Потом дитю — конфетку, а дама уводила клиента на сеанс.



А в первых кинотеатрах после полуночи, случалось, показывали интересное кино. Потом, когда уже товарищи пролетарии открыли свой первый кинотеатр, уцелевшие киевские денди по старой памяти собирались там к полуночи, вот только от большевиков облом один, а кайфа никакого.



... Мамзели и просто на улицах прохаживались в поисках клиентов. Если идешь от Майдана до Прорезной одна — сразу понятно, кто ты такая есть. Ходить по этой стороне Крещатика замужним дамам было западло.

Если не хотелось в душные "номера", горожане развлекались на воздухе, благо, парков хватало. Однако, все они были платными, вход в Мариинский (Царский) парк стоил 40-50 копеек, а там еще и Шато де Флёр, да угостить даму... Нищеброды и студенты тащили девушек в кусты на Владимирскую горку, единственное бесплатное место. (Кстати, памятник Святому Владимиру, Русь крестившему, так и не освящен по сей день. Ибо открыли одновременно Николаевский мост и этот памятник. А Владимир себя, дескать, запятнал тем, что вначале "карьеры" поставил дофига языческих изваяний (к электорату подлизывался). Поэтому мост покрестили, а памятник не стали. Мост давно тю-тю, а Владимир так и стоит с крестом, да без благословения. Зато каждый год церковная тусовка приходит под памятник кадилами помахать перед отцом-основателем.)



Ну да ладно. Итак, парк, кусты, ночь... И куча полицейских. Нет, не охранять мораль бессовестных граждан они пришли, а кусты стеречь. Тогда в Киев впервые завезли сирень. Посадили. А горожане поперли все это добро себе во дворы да на дачи. Вот и стояли бедняги-патрульные под охающими кустами. Стерегли.

Еще популярным местечком коммерческой любви был Труханов остров. Сообщение только лодочное, мост лет через сто только построят. Дамы отправлялись туда целыми мини-флотилиями за нелегким своим хлебом. Уж там-то клиента они всегда находили и дикие кутежи продолжались до утра. Все, что было на Трухановом острове, остается на Трухановом острове). Удобно.

Так вот, Андреевский блядский спуск. Там бурлили нешуточные страсти, господа офицеры ссорились и дрались со студентами за право оккупировать первыми тот или иной бордель. Однажды это вылилось в огромную драку, которая, обрастая участниками, скатилась до Подола. Терпение церковников и властей иссякло, всю мишпуху переместили в Канаву (нынче - Верхний и Нижний Вал). Больше всех радовались студенты — на Андреевский карабкаться больше не надо, все под боком.

Видите дом с башенкой вверху? Там аптека когда-то была. В ней, как и повсюду, свободно торговали кокаином. Его называли "ангельским порошком" и у всякого приличного человека был металлический пенальчик и трубочка для употребления. Кокаин стреляли на улицах, как сигареты. Перед просящим радушно открывали пенал и вежливо говорили: "Одалживайтесь".



Чуть проходим в сторону Флоровского женского монастыря, смотрим по пути на красивый мурал.



Будете поблизости, покрутите головой по сторонам. Увидите на проводах подвешенные башмаки. Так прежде помечалось место встречи диллера с клиентом, если нужны были нелегальные препараты



Кстати, по поводу монастыря. Одна из бандерш имела стабильный доход, переодевая девочек в монашек. Спрос был бешеный!

Если еще чуть пройтись — находим самую старую в Киеве аптеку, там сейчас музей, но и как аптека она тоже функционирует. Рекомендую посетить.



Шиком для барышни считалось иметь знакомого фармацевта и напоказ весь вечер жрать колеса одно за другим. Это каким-то образом повышало статус дамы, делая ее крутой и "со знакомствами". Случаи неправильной дозировки понтоватых лекарств были нередки...

Свежий товар вербовался, в основном, на Житнем рынке. Неграмотные крестьянки стекались в город хоть за какой-нибудь работой. На рынке за ними увязывался смазливый хлыщ, обещая устроить няней или горничной, вел в один из бардаков неподалеку, а там дело техники. Девушку растлевали, выдавали желтый билет и привет, столица. Работать, не заразившись, удавалось не дольше двух месяцев. А дальше сифилис, который, будь добра, лечи за свои деньги. Денег не было. Осматривающий еженедельно врач подкупался, а сифон шел гулять дальше. Года за три девушка вырабатывалась до донышка и шла в "минерашки", где покупалась уже за пятак, в дополнение к купленному лимонаду.

Были и специальные кодовые обозначения для любителей пикантных удовольствий. Вновьприбывшему в город извозчики предлагали несколько гостиниц на выбор. Те, что были укомплектованы женским хором или женским оркестром пользовались повышенным спросом).

Есть забавная городская легенда про здание на Костельной 7. Дескать, владелец был человеком широких взглядов и редких вкусов, и в этом доме, изобилующем обнаженными мужчинами, был чуть ли не гей-клуб того времени. А потом пришла целомудренная советская власть и щитом закрыла гипсовую попу одного из атлантов, ибо нефиг. На самом деле, ничего подобного, обыкновенный доходный дом, никакой клубнички, только модерн :-). Но дом замечательный, поглядите.








"Фиалочный" квартал в Канаве рос и процветал, пока не случилось страшное. Киевский губернатор С.Гудим-Левкович скоропостижно скончался прямо на барышне. Осиротевшая общественность была возмущена. Доколе безобразиям в центре происходить? И тут произошло неожиданное. Жители окольничей улицы Ямской написали письмо, дескать, а давайте барышень сюда, тут потише. Мы им жилье сдавать станем втридорога, нам — прибыток, вам — налог. На том и порешили. Бардак переехал на Ямскую. Куприн свою "Яму" оттуда списал. Правда, настоящая Яма закончила существование не из-за полицейского погрома, а из-за конкуренции. Бизнес, детка, ничего личного.
Развеселые дома опустели, никто не хотел там жить. Чтобы побыстрее испарить память о неоднозначном прошлом улицы, назвали ее Батыевой. Тоже не бог весть что и с намеком, зато уже не с проститутошным.

С приходом большевиков замолчали кафешантаны, растворились девушки, все ушло в подполье... Возрождение древнего ремесла вновь случилось лишь однажды, во время немецкой оккупации. Вот Дойче Хауз, например, нынче филармония. Первокласснейший был бордель. Сеанс длился 45 минут, все с дезинфекцией и презервативами. Орднунг, куда ж без него.



Напоследок историйка про киевский феминизм. Было такое общегородское понятие: "спасские пьяницы". Жены, чьи мужья свинским образом нажрались в воскресенье, имели традицию им мстить — "понедельничать". На несчастного мужа с похмура оставлялось хозяйство, орущие дети и дом, а жена брала кумушек-подружек и отправлялась на Подол, на ул. Спасскую, пить в отместку. Там была масса кабаков, дамы пили, пели, танцевали, выходили на улицу, нередко устраивая стриптиз по ходу плясок. Полиция с женщинами не связывалась, что такое пьяная баба они знали хорошо. А на Спасской можно было всё. Побуянят бабоньки, оденутся и домой пойдут. Что интересно, когда то же самое пытались проделывать мужчины — их били. Причем женщины)). Традиция не трогать "спасских пьяниц" ими ревниво оберегалась.

И красоты вдогонку. Вот какой новый мурал у нас нарисовали. "Берегиня" называется. Нравится?



ЗЫ: За маршрут спасибо прекрасному экскурсоводу Сергею Савченко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment