Печалька Жалька (pechalka_jalka) wrote,
Печалька Жалька
pechalka_jalka

Categories:

Про гайморит.

Примерно с пятого класса школу я ненавидела. Особенно алгебру. Особенно учительниц по алгебре. Уж не знаю, по какому закону все они были исключительные мымры.

Одна — подвижная круглая дама с коричневыми кольцами курильщицы вокруг глаз и мышиным цветом волос. Когда я лихорадочно на перемене перекатывала домашку, она раскатисто басила на весь коридор «Ты! Опять не готова!». Мне хотелось стать молью и улететь.

Вторая была еще хуже. Уже в 6-м классе я точно знала, как выглядит смерть. Вот как та математичка она и выглядела. Это была длинная тощая тетка, выкрашенная черной краской. Она не кричала, но у нее была пугающая мимика: вытаращенные глаза и звериный оскал — не важно, улыбалась она или ругалась. Я трепетала. От ужаса мозги сводило и никакая алгебра туда не лезла.

Чтоб косячить школу, я наловчилась лазить в мамину косметичку и рисовать себе бледный вид, голубые тени под глазами и красный нос. Не знаю, почему никто не раскрыл мой маскарад. Еще я научилась говорить в нос. И вот с этим театральным набором топала в «поликлинику для подростков». Очереди там всегда были страшенные, холл не отапливался. Я сидела и считала черно-белые плитки на полу. Часами. Но я воспринимала это как неизбежную расплату, чтобы не ходить в школу. Врач брезгливо выслушивала мои здоровые легкие, привычно писала какое-нибудь ОРЗ и я с чистым сердцем отправлялась домой, пешком по осенней слякоти. К чаю с малиной, безлимитному телевизору и книгам. Свобода была большой и изобильной. Примерно до четверти пятого, когда мать возвращалась с работы. До этого времени все признаки разврата и безделья следовало тщательно спрятать и улечься в постель с больным видом. В поликлинику было аж через день и впереди целые сутки счастья.

Однако, как-то я заигралась. Дома было значительно веселее, чем в школе, поэтому я две недели кряду гримировала нос и бодро рапортовала врачу о дурном самочувствии. Согласно врачебных разнарядок, свою неделю на ОРВи я уже отболела и пора было меня наказать пожестче за вранье. Врач размашисто написала в карточке «гайморит» и отправила в больницу. Боязнь расплаты была сильнее, чем перспектива больницы и я легла лечиться. Кто ж знал, что эти идиоты-взрослые и впрямь станут меня лечить. На обходах я старательно дышала ртом и говорила «ой, больно» когда давили на пазухи.
— Нужно делать прокол, решили врачи
«Ну и делайте», подумала я, лишь бы не в школу.

Что такое прокол, я понятия не имела. В одно из утр меня дернули из палаты. Красивый бородатый доктор что-то раздраженно говорил коллеге о задержке зарплаты. Я изобразила на лице смесь ужаса, невинности и жалкости. С месседжем «пощади». Но доктор мои умильные пассажи не прочел. На длинную иглу намотали вату и затолкали глубоко в нос, где предполагался мой несуществующий гайморит. Внутри головы стало прохладно и гулко. Потом сердитый доктор взял страшную витиеватую железяку и полез ею мне в голову. Железка соскользнула. Я услышала, как она чиркнула по кости в носу. Доктор чертыхнулся и продолжил делать дырку внутри черепа. Когда манипуляция была наконец окончена, меня тормошили, промывали и велели сморкаться, но ничего так и не вытрясли. Гайморита у меня, разумеется, не было. Но, как оказалось, взрослые не умеют признавать ошибок. Меня продолжали усердно лечить от несуществующей болезни. Утром водили на «кукушку», вечером ставили уколы. Кукушка — это когда ложишься на кушетку, в нос засовывают шланг и пускают струю соленой воды — промывание пазух. Нужно говорить «ку-ку», чтобы не захлебнуться.

Сочувствующие родственники носили еду сумками, я валялась на кровати, ела и читала. Практически рай, только с уколами. Соседки по палате посмеивались — «Гляди-гляди, она снова ест», я обижалась и уходила бродить по бесконечным больничным коридорам, заглядывая в огромные черные окна. Больница была в густонаселенном микрорайоне, рядом были жилые дома. Я смотрела сквозь тьму на чужие освещенные окна и каждому придумывала историю. Наверное, с тех пор и люблю глазеть на чужое жилье. И обязательно в этот момент остро хочу домой, даже если дома нет.

Когда задница стала синей от уколов, читать надоело, а от кукушки забулькало в голове, я решила, что здорова. Градусник уже не опускался в чай, нос волшебным образом задышал и я вернулась домой… Притворяться больной я с тех пор перестала. Но еще долго-долго в морозную пору мне задувало в дырочку в левой ноздре и полголовы замерзало изнутри.

Вранье — это всегда очень дорого, скажу я вам.

Tags: про_жизнь смешное
Subscribe

  • Любовь к истории

    А поговорим за историю, за царя-батюшку и вторую Русь, после татар и до Смуты. 1. Откуда взялись помещики. Устроитель новой государственности,…

  • О конформизме

    Человек - животная социальная, это нам еще товарищ Аристотель определил в несколько более неуклюжей формулировке. Желание присоединиться к…

  • (no subject)

    Long read Человек - скотина химиозависимая. Как бы не пыжился "венец творенья", а хапнет кортизола больше положенного - и приветики,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Любовь к истории

    А поговорим за историю, за царя-батюшку и вторую Русь, после татар и до Смуты. 1. Откуда взялись помещики. Устроитель новой государственности,…

  • О конформизме

    Человек - животная социальная, это нам еще товарищ Аристотель определил в несколько более неуклюжей формулировке. Желание присоединиться к…

  • (no subject)

    Long read Человек - скотина химиозависимая. Как бы не пыжился "венец творенья", а хапнет кортизола больше положенного - и приветики,…