Печалька Жалька (pechalka_jalka) wrote,
Печалька Жалька
pechalka_jalka

Category:

Toxic

Что вы знаете о токсичных людях?
Я все знаю о токсичных людях! Щяс и вам расскажу.

Жила-была Катя и жизнь у Кати была тяжелая.


Папа был алкаш. Мама тоже была алкаш. Жила Катя в супер-стремной хате, где трусы вперемешку с колготками и платьями комком лежали на полу. Ремонтом никто не заморачивался с заселения, дети росли, как бурьян при дороге, скорее вопреки, чем благодаря.

Была трогательная семейная легенда, как родители ушли на очередную длинную пьянку, маленькие Катя с братом остались сами. Брат, ввиду отсутствия альтернативы, справил большие дела себе эээ... в ладошки, и держал этот "клад" все время, пока не явилась пьяная и веселая мама.

Мама кончила плохо, померла где-то в колонии под Запорожьем, похоронена за казенный счет в могиле под номером, Катя узнала об этом через пару лет после события. Папа просил вернуть застарелый долг, а друзья-собутыльники его побили, он через некоторое время тоже умер.

Единственным человеком, которого беспокоила судьба детей, была тетка из Одессы. Брат выучился на кока и долго катался по рейсам, попадая то под арест на Кипре на месяц, то снимая видео из кают-компании, где пьяная матросня, в татухах и золотых зубах, отрабатывала всякие зеко-подобные номера.

С этим братом как-то снимала квартиру моя трижды проклятая соседка Женечка и пугала меня историями, как он мог нажраться и проснуться в депо метро, оставшись там на всю ночь. Как мог спьяну перепутать унитаз и раковину, и, как в детстве, сложить большие дела в умывальник, обрадовав соседей по квартире пирамидой говна в раковине поутру.

Катька тоже всегда была не дура выпить. Те дозировки и частота убили бы меня месяца за три, но она как-то умудрялась выживать и даже неплохо выглядеть.

В общем-то, учитывая бэкграунд, детишек следовало бы пожалеть. Но боже ж мой, какие это токсичные и душные ребята! Им не составляло труда устроить громкий скандал в кафе с хлопаньем дверями и швырянием купюр, если, скажем, у вас не совпали взгляды на кинематограф.
О такте и вежливости там были самые зачаточные понятия, сознательно задавленные в зародыше.

"Я так думаю и не намерен об этом молчать!" - был девиз этой парочки по жизни. Если, нидайбох, они сходились в одной компании, летели пух и перья.

Катя гениально умела использовать людей. Это такой хай-левел, который мне не освоить даже путем длинных тренировок. Там же все было органично. Если ей нравился мальчик - крепость бралась измором. Она приходила с гости и сидела часами, временами невинно интересуясь "Я не очень мешаю?". Приходила на работу, в гараж и к мужикам на пиво. Избавиться от нее было невозможно. В конце-концов, жертва привыкала к Кате, как к мебели, и больше не сопротивлялась.

Тот же фокус проделывался с людьми, которые ей каким-то образом приглянулись или были нужны. Шансов не было, удав затягивался петлей на шее. Как-то она пару лет жила с той-таки Женей в ее доме, не гнушаясь при этом сманивать Женькиных любовников, на всю катушку пользоваться гардеробом, косметикой и вообще всем.

На спокойных щщах она могла попросить знакомых утрясти проблемы ЖКХ, подключались чужие мамы-тети-знакомые. Надо было прийти и самой Кате - подписывать и оплачивать. А она, например, проспала. И так три раза подряд. Или, скажем, могла в промозглую осень гнать друзей за теплыми вещами на свою квартиру за пару десятков километров, потому что простыла, но вы ведь не откажете ей в просьбе?

Манипуляция - это было было ее второе имя. Каким-то хитрым путем она умудрялась хороводить всеми нами, устраивая утомительные и обязательные праздники, какие-то дрянные поездки, где все переругались, бестолковые новые годы, с поисками квартиры, закупкой еды в промышленных масштабах на своем горбу, долгой готовкой... И все затем, чтобы создать ей подходящую декорацию для приглашения особенно аппетитного мальчика. Всем, кто вляпался в это и громко жалел, она говорила - ну, сам же согласился, какие ко мне претензии? Катя была железобетонный толстолобик, прочно защищая свое неуверенное нутро, обернувшись в три слоя цинизма и агрессии. Попасть ей на язычок было больно - она при всех могла как угодно унизить, озвучить личную тайну, пройтись по внешности, одежде и половому опыту.

Когда ей было надо, она беззастенчиво льстила, сыпала комплиментами, поносила себя, на чем свет стоит "Ах, как вы меня терпите, святые люди!", осыпала всех подарками и это тоже было невыносимо.

Всю зарплату могла потратить на групповой поход тусовкой в кино. Потом кто-то не пришел, а билеты ведь куплены, и вот мы стайкой девок мечемся за 10 минут до сеанса, хватая прохожих за руки и уговаривая пойти на халявный сеанс...

Бесконечные какие-то ненужные тебе тряпки, остатки духов, "умные" книжки... И все это барахло нужно было многократно отработать. Встречным подарочком, грубой лестью, нарядом на уборку или посещением очередного тухлого мероприятия.

В общем, Катя заебала всех. Как-то одновременно установилось что-то вроде общего бойкота и она нашла себе приют в очередных мужских штанах, оставшись, заодно и на штановой жилплощади на пару лет. Мы ликовали, сплетничали и прочили Кате мрачный конец, учитывая гадкий характер, необязательность и отсутствие жизненных перспектив.

Я работала в конторе, куда Катя устроила меня курьером, трудясь на той же ниве. Потом она ушла, а я осталась. Потихоньку стала офисным сотрудником, а там и вовсе второй рукой директора. Гулеванить я уже не могла, большинство катиных предложений отметала, а она обязательно напоминала мне, кому я обязана этой работой, сучка я неблагодарная. Только привела она меня в курьеры, а замдиректора я уже стала сама, своим трудом.

С большим злорадством я ловила долетающие слухи, что она уехала в Одессу, работает то официанткой, то барменом, то билеты в аквапарк продает. У меня была карьера. Катька была кассирша. Теплое чувство реванша грело мое черное сердце.

Со всеми прошлыми друззями-знакомыми она распрощалась, удалила из вконтакта френдов и фотографии, легко, словно ящерка хвост отбросила. Пожалуй, это у нас общее. Я тоже легко отказываюсь от людей, по мизантропской своей природе.

... Шли годы. Всех разбросало по городам и весям, наша троица "Иствикских ведьм" из рыжей Женьки, черной Катьки и белобрысой меня, давно рассыпалась. У всех что-то происходило, а у меня был многолетний застой - одна и та же работа, один и тот же мальчик...

Потом мальчик бросил, работа почти иссякла, задавленная конкурентами, войной и кризисом, ко мне вплотную подошли мои 30 лет и спрашивали, что дальше.

Я собрала вещички и поехала в Киев.

Женька с Катькой уже жили там, успели снова подружиться и опять разругаться. Жила я у Женьки, с Катькой гуляла, пока искала работу.

За время моей унылой предсказуемой жизни у Катьки произошел фейерверк событий. Три десятка работ, пяток мужиков в разных городах, тусовочная Одесса, комната в коммуналке, аборт двух близнецов, падение с парашюта, смерть отца... Думаю, даже десятая часть озвученного пиздеца меня бы убила, а она ничего, в порядке. В Одессе нашла себе айишника, симпатичного молодого парня, который полностью изменил ее жизнь. Катя не работает, разбирается в брендах, ресторанах и где лучше отдохнуть в Европе. Айтишник не затрахивает ее домохозяйством, вечерами они пьют-едят по разным заведениям, просаживая суммы, равные средней киевской зарплате.
Они объездили полмира, у Катьки его карточка, и я, открыв рот смотрю, как она покупает юбочки и сумочки сумасшедшей стоимости. Починила зубы, вылечила кожу, на неделе у нее косметолог, гинеколог и флай-йога.

Пока я судорожно подсчитываю припасенные еще в Запорожье деньги, Катя перемещается по городу на такси и зовет меня на модные тусовки.

- Не, мать, давай, пока я не устроюсь на работу, только бесплатные развлечения, ок? Пойдем погуляем, город какой красивый!
- Ай, ну что ты, мне это ничего не стоит, считай, ты моя компаньонка, мне одной скучно.

Примерно месяц это длилось. Катя водила меня к парикмахеру, в клуб и в лекторий. Взамен просила забрать свое пальто из химчистки, шоколад из мастерской, сбегать по поручениям... Ну, мне же не трудно, я же не работаю... Кате было невдомек, что мне даже за метро платить дорого. Что обед в кафешке, который я оплачиваю из благодарности, делает огромную брешь в моем бюджете. Сытый голодного не разумеет, долго это продолжаться не могло.

Как-то она купила билеты на концерт. Я не просила и отказывалась, это было дорого и поздно. Катя настаивала. Клуб дорогой, бар - тоже. Я бы просто отстояла концерт и ушла домой, но Катя любит отдыхать красиво. Тащит выпивку, я отказываюсь, она обижается и заставляет. Решаю не бесить ее, хочет сорить деньгами - ее право.

На выходе происходит неприятное объяснение, что я, халявщица, не изъявила желания что-либо оплатить. Я опешила. Ей не нужны были деньги, нужно было, чтобы я тщательней вылизывала.
Совместные тусовки на этом прекратились, к моему облегчению, Катя потом прислала сообщение, что я ее раздражаю, мы взаимнозабанились и продолжили жить дальше.

Я нашла работу, вджобывала на ней, света белого не видя. Катя вышла замуж за айтишника, уехала с ним в Хошимин и недавно родила сына.

Если я кому и завидовала страшной завистью, так это Катьке - быть не семи пядей девочкой, из семьи алкашей, с противным характером и вереницей жизненных ошибок за спиной - и стать любимой женой и матерью. Не беспокоиться о том, где ты завтра будешь жить и что жрать, иметь домработницу и няню, спать, сколько хочешь, быть замужем за красивым, успешным и любящим...

У меня внезапно тоже все стало хорошо, почти по катькиному сценарию, она нашла меня уже в другой социальной сети, иногда пишет что-то заискивающе-льстивое, я аккуратно благодарю и близко не подпускаю.

Вчера она прилетела в Киев из Вьетнама.
Пошли на кофе, говорит.
Не могу, говорю. Улетаем завтра. Отдыхать.

Subscribe

  • Хмурая весна

    Середина апреля, а никак не обвесняет. Деревья голые, холодно, хмуро. После Пасхи, небось, жара начнется. А потом дожди... Мурал "Исчезающий…

  • Продолжаем гулять по Киеву

    Жил-был завод Большевик. Жил-жил, да устарел. Огромные пространства цехов невозможно ни обслужить, ни отопить по рыночным ценам. А выпускаемая…

  • Бесит (мизогинии пост)

    Бесит меня одна девушка фейсбучная до трясучки. Был у ей мужик, прямо альфа-альфа, куды там. В бороде, при пистолетике, военный. Красивый,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments