Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Пощёчина

День такой, дождливый, сопливый, и снилось что-то несчастное и даже всхлипывалось во сне. Кто-то там, во сне, был несправедлив, опасен и драчлив. А утром вспомнилась история, когда меня последний раз били.

Collapse )

Великое сидение

Зимой я преимущественно лежу. Постепенно туша проваливается в нижние диванные слои, сверху придавливает физиологически обусловленной депрессией и приходит великий "впадлу".

Вымытая за день чашка считается подвигом. Шевеление начинается в пятницу, придет Сережа, надо готовить обед. Стряпня для меня процесс терапевтический, веселый. Была разрозненная гора продуктов, а теперь это первое, второе, закуска и десерт. Дом оживает, наполняется запахами, кастрюльками, суетливой деятельностью.

Когда я завалялась уже до последнего предела, заказала по интернету палки-махалки, для скандинавской ходьбы. И буквально на следующий день начался карантин.

У нас снова завелся кот. Поехали в один из приютов, привезли немного корму. Вообразите - двухкомнатная квартира, отданная на разграбление котам. Клетки одна на другой и на свободном выпасе штук сорок кошек. Вонь, теснота, поминутные драки... Кто-то орет, кто-то играет, кто-то срет в углу.

На колени запрыгнул невзрачный черно-белый котик и заурчал, как маленький трактор. Ушли мы вместе. Зовут его Васька, он не суперзвезда, каким был Сосиска, но добрый и ласковый котик. В такси ни разу не пискнул, дома забился за холодильник и сидел там, пока не вытащили. Поначалу даже игрушек боялся, а сейчас уже радостно распотрошил и мышей, и перья выдрал на удочке. Поправился на килограмм и стал не так бессмыслен мордой, как был. Абсолютно спокойно и тихо изолируется вне спальни в ночное время, не орет по утрам, даже если голоден. Прививки-кастрации пока откладываются на неопределенное карантинное время, ну и хорошо. Откормится, успокоится после приюта. Мне звонила женщина, которая его нашла в каком-то задрипанном селе, полумертвого. Лечила его какое-то время, пока не отказались все клиники. Его отдали на передержку умирать, а он каким-то чудом выжил. Сидит сейчас, трескает лечебный дорогущий корм, ждет, пока я проснусь окончательно и можно будет поиграть. Забавная животина. Любит сразу всех, всем доверчиво подставляет пузо для погладить, увлеченно пялится со мной в ноутбук. Иногда включаю ему видео с птичками и это уморительно, как он их "ловит", пытаясь найти за пределами монитора.

Сережа сейчас на удаленке, предложила оставаться тут, зачем домой ехать, тут такой же компьютер. Неделю у нас репетиция полноценной семейной жизни. С завтраком-обедом-ужином, стиркой и ленивым перебросом парой слов. Я боялась, что будет хуже. Но оказалось, мужчина в доме - вещь дисциплинирующая. Постоянно есть о чем суетиться, что делать, и в моем случае это благо. Мозг мой устроен таким образом, что в отсутствии суеты начинает продуцировать апокалиптические сценарии, тело в ответ развинчивается и начинает помират в разных местах.
Сейчас я мать семейства. Утром - терапевтическая уборка кошачьего говна, а котик с ЖКТ-проблемами, если вы понимаете, о чем я. Никогда прежде полы в коридоре не мылись с такой частотой и бесполезностью. Васька обожает чистый лоток и бежит радостно выкидывать наполнитель, как только я закончу.

В телеграме подписалась на бота, со счетчиком зараженных и умерших. Помыл посуду - минус два человека. Развесил белье - минус пять... Еду в дом носят курьеры и Сережа рвется на волю в пампасы, принося стратегическую тушенку и еще три пакета всячины. По улице ездят машины, из громкоговорителей население уговаривают не выходить и мыть руки. Обычно так орали "продается картошка, цибуля, доставка на этаж" - и я постоянно пугалась, думая, что это какие-то отряды гражданской обороны. Пока все это выглядит приключением. На нижней полке ждут своего часа два десятка настолок. Уйма непрочитанных книг. А утро все равно начинается с откидывания крышки ноутбука, из которого обвалом несется "мы все умрём!" Хорошо, что я сейчас не одна и Сережа, переживший все режимы, эпидемии и кризисы, только посмеивается с происходящего, уводя меня с острова паники в пространство пофигизма.

Дома появилась, страшно сказать, водка. Стоит в придверной этажерке, я ею все поступающие в дом упаковки перетираю. Во дворе - тишина, детский сад напротив закрыт, никто не пищит.
Снова беспокоят глаза, хотела бы показаться доктору, а там карантин, плановых операций нет и приема тоже... Надо продержаться до конца карантина.

Нет

Солнца нет.
Отопления нет. Прорвало теплоцентраль, второй день холодные батареи, квартира остыла моментально. Без тепла 122 дома. Обещали сегодня в 8 утра дать тепло, не дали. Позвонила в теплоэнерго, обещали к 16 дать тепло. Не дали.

Зарплаты нет. Ответственный за это человек - в отпуске. И Приват24 лег из-за ебучей черной пятницы. То есть, даже если я щяс пойду повторно выпрашивать бабло - мне не смогут его перевести. А в воскресенье платить за квартиру. Это значит - придется менять доллары. А менять больно, раньше курс был 27, сейчас 24...

Нельзя пить. Потому что давление и я второй месяц пью статины.

Нельзя есть. Потому что холестерин, вес и все болячки из-за веса. И пью таблетки, снижающие холестерин. Как-то тупо закидываться аторисом каждый вечер и весело хрустеть чипсами.
Нельзя кофе, потому что давление, смотри выше...

Даже кота, блядь, нельзя гладить! Потому что у него вдруг лишай начался, и он заразный еще полторы недели, сидит в карантине до повторной прививки. А он маленький, он плачет всякий раз, когда я из комнаты выхожу, ему хочется на ручки, и чтобы погладили. Ставлю ноги параллельно и он с урчанием проходит сквозь щиколотки, хоть какая-то имитация ласки. Из протеста стал пачкать подстилки, при том, что лоток знает прекрасно. И я его понимаю, я бы тоже срала на пол, при таком-то обращении. Никто котичку не любит).

И надо куда-то его девать, когда приедет хозяйка, разбираться со счетчиками, он у нас тут не легитимно. Я с трудом уговорила котогостиницу принять его на время отпуска, прислала фотокопии паспорта и ветзаключения, что он будет не контагиозным к моменту сдачи на передержку.

И будущий год високосный. И на улицу я не выходила неделю и не хочется. И маман мне опять ебет мозги на ровном месте. И как-то все прям фу.

Зато дождь есть. Вот сейчас у меня снова промокнет угол в комнате, а отопления нет, и он снова почернеет, а я только-только протравила грибок... Как будто я каждый день собираю домик из мокрого картона и он каждый день разваливается все больше. Страна разваливается. Дом разваливается. Я разваливаюсь.

Это все ПМС.
Это все осень.
Это все гормоны.
Это все.

Йога. Вечер. Смеркалось.

Я уже постояла час с откляченной под разными углами жопой, а теперь вся наша його-банда развалилась в шавасане.
Я башку отключать не умею без двух ведер шампанского, так что во время расслабления и медитации прикидываю список покупок или грежу о прЫнце, если вдруг на горизонте замаячит.

Лежу. Грежу.

ВНЕЗАПНО в мозг прокрадывается тоненький писк. Нарастает. Я перестаю осознавать внешнюю природу звука, писк идет словно изнутри головы, с увеличением громкости и амплитуды.

«Ну все, мать. Так я и знала. Одиночество и беллетристика до добра не доведут. У тебя в башке завелись мозговые черви!». Додумав эту прекрасную мысль до конца, подпрыгиваю на коврике и трясу головой, как блохастая дворняга. Потом начинаю панически ковырять в ушах, вытрясая безумные звуки. Не проходит!
Обреченно ляпаюсь обратно на коврик.
«А может это пылесос, а? Пусть будет пылесос, убирают же перед закрытием, пиу-пиу, бывают же такие противные пылесосы? Боженька-Будда, я тебе всю хери-кришну спою, только пусть это будет пылесос!» - мысленно взмолилась я. Будда клал на меня. Звук нарастал.

Представьте, что вам в ухо влетел комар, а теперь пищит в пустом черепе, гулко ударяясь о стенки. Или что у вас полная голова больных зубов и они хором начали ныть на одной ноте.
Барабанные перепонки нагрелись. Пульс подскочил до двухсот, загривок взмок, в зобу дыханье спёрло.
«Это наверное умирают мои нейроны сейчас и поют мне прощальную песню. Мои прекрасные, прекрасные нейроны! А поют хуёво. Как же я жить-то буду без нейронов? Мне вон на работу завтра, а в башке сплошной писк. А чё остальные так спокойно лежат – попукивают да похрапывают? Ну, точно! Только я это слышу. У меня слуховые галлюцинации. Я сошла с ума!».

Вдруг писк исчез. Медитация закончилась. Свет загорелся.

- Что это было? – дрожащим голосом спросила я
- Поющая чаша. – ласково ответил инструктор – Чакры чистит. А вам что, не понравилось?

Про гайморит.

Примерно с пятого класса школу я ненавидела. Особенно алгебру. Особенно учительниц по алгебре. Уж не знаю, по какому закону все они были исключительные мымры.

Одна — подвижная круглая дама с коричневыми кольцами курильщицы вокруг глаз и мышиным цветом волос. Когда я лихорадочно на перемене перекатывала домашку, она раскатисто басила на весь коридор «Ты! Опять не готова!». Мне хотелось стать молью и улететь.

Вторая была еще хуже. Уже в 6-м классе я точно знала, как выглядит смерть. Вот как та математичка она и выглядела. Это была длинная тощая тетка, выкрашенная черной краской. Она не кричала, но у нее была пугающая мимика: вытаращенные глаза и звериный оскал — не важно, улыбалась она или ругалась. Я трепетала. От ужаса мозги сводило и никакая алгебра туда не лезла.

Чтоб косячить школу, я наловчилась лазить в мамину косметичку и рисовать себе бледный вид, голубые тени под глазами и красный нос. Не знаю, почему никто не раскрыл мой маскарад. Еще я научилась говорить в нос. И вот с этим театральным набором топала в «поликлинику для подростков». Очереди там всегда были страшенные, холл не отапливался. Я сидела и считала черно-белые плитки на полу. Часами. Но я воспринимала это как неизбежную расплату, чтобы не ходить в школу. Врач брезгливо выслушивала мои здоровые легкие, привычно писала какое-нибудь ОРЗ и я с чистым сердцем отправлялась домой, пешком по осенней слякоти. К чаю с малиной, безлимитному телевизору и книгам. Свобода была большой и изобильной. Примерно до четверти пятого, когда мать возвращалась с работы. До этого времени все признаки разврата и безделья следовало тщательно спрятать и улечься в постель с больным видом. В поликлинику было аж через день и впереди целые сутки счастья.

Однако, как-то я заигралась. Дома было значительно веселее, чем в школе, поэтому я две недели кряду гримировала нос и бодро рапортовала врачу о дурном самочувствии. Согласно врачебных разнарядок, свою неделю на ОРВи я уже отболела и пора было меня наказать пожестче за вранье. Врач размашисто написала в карточке «гайморит» и отправила в больницу. Боязнь расплаты была сильнее, чем перспектива больницы и я легла лечиться. Кто ж знал, что эти идиоты-взрослые и впрямь станут меня лечить. На обходах я старательно дышала ртом и говорила «ой, больно» когда давили на пазухи.
— Нужно делать прокол, решили врачи
«Ну и делайте», подумала я, лишь бы не в школу.

Что такое прокол, я понятия не имела. В одно из утр меня дернули из палаты. Красивый бородатый доктор что-то раздраженно говорил коллеге о задержке зарплаты. Я изобразила на лице смесь ужаса, невинности и жалкости. С месседжем «пощади». Но доктор мои умильные пассажи не прочел. На длинную иглу намотали вату и затолкали глубоко в нос, где предполагался мой несуществующий гайморит. Внутри головы стало прохладно и гулко. Потом сердитый доктор взял страшную витиеватую железяку и полез ею мне в голову. Железка соскользнула. Я услышала, как она чиркнула по кости в носу. Доктор чертыхнулся и продолжил делать дырку внутри черепа. Когда манипуляция была наконец окончена, меня тормошили, промывали и велели сморкаться, но ничего так и не вытрясли. Гайморита у меня, разумеется, не было. Но, как оказалось, взрослые не умеют признавать ошибок. Меня продолжали усердно лечить от несуществующей болезни. Утром водили на «кукушку», вечером ставили уколы. Кукушка — это когда ложишься на кушетку, в нос засовывают шланг и пускают струю соленой воды — промывание пазух. Нужно говорить «ку-ку», чтобы не захлебнуться.

Сочувствующие родственники носили еду сумками, я валялась на кровати, ела и читала. Практически рай, только с уколами. Соседки по палате посмеивались — «Гляди-гляди, она снова ест», я обижалась и уходила бродить по бесконечным больничным коридорам, заглядывая в огромные черные окна. Больница была в густонаселенном микрорайоне, рядом были жилые дома. Я смотрела сквозь тьму на чужие освещенные окна и каждому придумывала историю. Наверное, с тех пор и люблю глазеть на чужое жилье. И обязательно в этот момент остро хочу домой, даже если дома нет.

Когда задница стала синей от уколов, читать надоело, а от кукушки забулькало в голове, я решила, что здорова. Градусник уже не опускался в чай, нос волшебным образом задышал и я вернулась домой… Притворяться больной я с тех пор перестала. Но еще долго-долго в морозную пору мне задувало в дырочку в левой ноздре и полголовы замерзало изнутри.

Вранье — это всегда очень дорого, скажу я вам.

День-пиздень...

Знаете, бывают такие дни, когда всему она - пизда.
Я даже любуюсь ими, ввиду сюжетного совершенства. Ну везде пиздец, везде, в каждой точке. У меня обычно так и бывает - ровненько, ровненько, ПИЗДЕЦ, ровненько.

Карочи. Решила Танечка на диету сесть. Опять. Вот прямо всей жирной жопой сесть. Как там фразочка из вконташеньки: Если ты чего-то хочешь, вся Вселенная будет тебе помогать.

Ну да. Ну да...

Погода мразотная, заказала диетический набор на Продуктофф. Счет пришел примерно на сотню больше, чем я заказывала. Ну, доложили пацаны того-сего. жалко, что ли? Салатик вон гнилой, филе куриное из запасов времен Холодной войны. Пованивает, в руках рассыпается - зато от души насыпали, пущай не только у них воздух озонирует.

Ладно. Обед. Варю овощной суп. Начинает сходить с ума домофон. Это привезли воду, а втащить не могут, нужно особое приглашение от меня в пижаме и тапочках. Уже и менеджер звонит, и домофон заклинило и он пищит, несмотря на любые манипуляции, вокруг так весело и звонко... Бегу к дверям в подъезд. Так бежала, шо сковороду не выключила - у меня там томатная паста с водой прогревалась. Добежала. Люди-туда-сюда, только при мне трое зашли/вышли, а гордая доставка воды стоит под порогом. Меня ждет, с особым приглашением.
- А чо это у вас домофон...
- Ша. Бегом на лифт, я пехом.

Вбегаю, квартира в дыму, сковородка в липкой черной дряни. Сходили водички купить...

Вечером в дом придет кое-кто, кто вертел все диеты мира. Готовлю второе меню. В процессе ломается миксер. Аааакей...

Готовлю на вечер зразы. Себе - запечь кусочек курицы в духовке. Открываю духовой шкаф. Отрывается ручка. Ладно, пофиксим. Колупаюсь отверткой в конструкции - внешнее стекло духовки взрывается к херам. Слава богу, я ношу очки. Осколки подлетели на высоту подоконника и там остались ровным слоем среди чая и кофе.

Сгребла все в помойку. Погуглила цены на замену стекла. Выпила корвалолу. Пошла жарить зразы. Заготовки прилипли сначала к доске, потом к сковороде (с трудом отмытой). Хвала корвалольному фенобарбиталу, ошметки ужина я жарила в полнейшем покое и ясности ума.

Что мы говорим диете?
С понедельника!

Про белок.

На улице мне делать решительно нечего. То есть совсем. То есть полностью.
Что нашему брату-фрилансеру надо? Безлимитный кофе, а остальное приложится. Но организм требует ЗОЖа, шо дурной и функционировать без свежего воздуха отказывается. Придумав повод "А пойду зверюшек в парк покормлю, это ж мимими!", подняла свою объёмистую жо и потрюхала в парк.
Я отвественный зверекормитель. Погуглив, что можно белочкам и уточкам, и напаковав рюкзак полезной для зверья жратвой, поехала в парк Кинь-Грусть. А в воскресенье в Киеве было что? Правильно! Конец света, под названием МАРАФОН. Не ходит ничего кроме метро. Покараулив часок 18 троллейбус, а потом 12 трамвай, матерясь сквозь зубы на дождь, ЗОЖ и мужиков в лосинах, поехала домой.
А в понедельник был такой чудесный день! Солнечный, яркий, прозрачный. Пошла разведывать новую тропу в парк сквозь психбольницу. Иду налегке, слушаю аудиокнижку, радуюсь жизни и себе. А в парке белок! А в парке уток! Туда-сюда, туда-сюда. А у меня ни сухарика, ни былинки с собой, ну ничего, кроме фотоаппарата нету. Дома остались залежи зерна, орехов и всякого.
Но уж сегодня-то я подготовилась! Пересыпала все по карманам, приметила места, где вчера зверики водили воруг меня голодные хороводы и шла уже с четкой целью - все,  ВСЕ будут накормлены, поглажены и полюблены!
А парк пустой. Ветренно, холодно, попрятались божьи твари по норам и дуплам. Намотав три круга, выглядывая хоть что-нибудь живое, я все-таки нашла белочку, окруженную плотным кольцом мамаш, колясок и детей. Все они наперегонки стукали орешками, каштанами, желудями и прочим ассортиментом. Постояла, посмотрела... Метнула прицельно в зажраную белку горсть еды и поплелась домой.
Угадайте, что у меня сегодня на ужин?


Слава пилигримам

Иногда у меня бывают мечтания. Вот прям сяду, с романтической идиотинкой в глазах, и начинаю воображать...
... Бабушка моя была молдаванкой. Может, капелька ромской крови и поселила это неутолимый голод в глазах? Когда кажется, пятки свербят, и ничего в этот момент не нужно, кроме дороги.
А тут еще и книжное детство в анамнезе, все примеряешь на себя пыльную шляпу Снусмумрика, которому весь мир - точка на горизонте.
Так вот. Есть у меня восхитительная по своей глупости мысль - дотопать пешком из столицы на малую родину, 600 км как одна копеечка. Снаряги нет, палатки/спальника, трекинговой обуви тоже, ну и шо? Тем веселее. Буду себе топать по живописным дорогам, думать всякое, а вокруг сплошная пастораль, буколики и георгики.
Угу. Меня сегодня потеряли во время похода. Я, конечно, самадуравиновата, но это было славное приключение. Идешь, и дорога не кончается. И ты понятия не имеешь, где находишься. И интернет ушел очень вовремя. И, сука, людей вокруг нет никого.
О, прохожий! Милый, добрый, славный прохожий, куда эта тропинка ведет? В Вишневое?! А автобус там есть? А магазины? А люди? А пописять? Спасибо тебе, прохожий!
Окей, Вишневое, жди меня. У меня для тебя много новых слов.
...Прошло два часа... Человек. Эй ты, слышь! Семки есть? А попить? А Вишневое когда?
- Какое Вишневое, женщина? Вы в Бучу идете.
Да шоб вы все были здоровые, благослови господь ваши пгт...
И что вы думаете, я там в процессе смотрела на это сраное небо и травку? Хуй! Мне хотелось пить, мне хотелось жрать, хотелось лечь и поплакать. Вернувшись, наконец, домой и проверив шагомер, я обалдела - всего-то 28 километров. А Валера Ананьев, например, 1800 км прошел. С больным коленом, в незнакомой языковой среде и с ночлегом под вопросом каждый день... (тэгать я постеснялась, но кому близка идея пилигримства, погуглите, интересно).
Когда я вырасту, когда я перестану бояться - у меня будет свой Камино Франсез.

Про море.

Когда кто-нибудь рядом заводит: "Лето же! Надо ехать на море. Здоровья набираться, зимой болеть не будешь!" - у меня начинается нервная почесуха и дергается глаз. Щас я вам расскажу за здоровье. И за море тоже.
Благословенное Запорожье находится в 200 км от моря. Два часа на хорошей машине, и вот оно - море, хоть жопой его жри, хоть так радуйся. Логично, что оно было вписано в контекст летней жизни, под той же фенечкой: "Детям нужно еще больше здоровья!"

Трудовой десант мамо-пап ехал на ведомственную базу, белить и красить перед приездом настоящих отдыхающих. За свой скромный труд можно было бесплатно притащить с собой детей и тещу, бухать каждый вечер и мацать на дискацеке толстосракенькую Янину Палну из бухгалтерии. Ну мы и поехали. За здоровьем.

Ехать предполагалось по холодку. Холодок в наших палестинах случается примерно в четыре часа утра. К дому подкатывает круглый пазик цвета гнилого апельсина, воняющий бензином и потными женщинами. А потом шесть часов ада на колесиках - и море! В пазике очень жарко. Действие происходит задолго до интернета и кондиционеров. В одном углу кого-то тошнит, в другом - пучит. Дети орут, мамаши орут... В окно натягивает тошнотворным запахом - это Сиваш, мы на месте.

Все сгорают в первый день. Наглухо. Сестру обмазывают хозяйственным мылом, она орет от прикосновения простыни. Я тоже не могу заснуть. Лежать больно, воду больно, все больно. Туалет - общественный, темный и далеко. Я позже узнаю, что там пауки, которые сваливаются мне за шиворот. Утром в воду лезть неохота. За каждый брызг хочется убивать. Но сначала поплакать. Потом мы чем-то отравились. Ожог всего тела+мощный трехдневный дрист - это очень здорОво, очень!
На пляже скучно и хочется в номер. В номере скучно и хочется на пляж. На "мороженое-кукуруза-пахлава медовая" традиционно нет денег.
Домой мы вернулись тихие, похудевшие, со слезающей лохмотьями кожей и страшно здоровые.

Потом мы конечно проделали фокус еще несколько раз - поездка на самые последние деньги, с блоком кубиков "галина-бланка" и макаронами на две недели. Каждый день падлючее радио трижды оглашало меню в столовой и желало приятного аппетита, пока мы на нелегальной плитке в домике варили свое ядовито-желтое зелье...
Еще меня отдали каким-то папиным корешам из гаража. Они потащили 10-летнюю меня ловить рыбу на лиман. Глухая ночь, я в каком-то дерьме по колено, рой комаров, а мы пробираемся по топким тропкам к незаконным сетям. За неделю отдыха даже море не смогло отмыть меня от черной сивашской грязи. Зато лечебная, да.

Поездки с бойфрендом, обязательно превращающиеся в перманентный скандал, я даже вспоминать не хочу.
Потом был жаркий и пыльный Крым, с мрачным Карадагом и чахлыми кустиками на склонах. Знаете, что такое "Долина черных черепашек"? Это открытая полянка с прекрасным видом на море, куда приходит какать вся Лисья бухта. Какули под летним зноем превращаются в черных черепашек. Самый панорамный сортир в мире.

Последнее море случилось пару лет назад. Отличный люкс, но надо работать(. Целыми днями я мрачно бродила по базе с ноутбуком и ловила вай-фай. Если везло - немедленно залегала в складках местности и пыталась работать работу, пока через меня перешагивали отдыхающие, а в ноут заползали муравьи. Море я видела сильно спьяну и ночью.
При первых тактах: "А как же морько..." глаза мои наполняются тихой ненавистью и хочется говорить матные слова.