Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Ивано-Франковск. День первый, часть вторая

Продолжаем двигаться от дома по своей улице Сечевых Стрельцов. 

Этот необычный, словно бы медный дом — осередок ОУН-УПА. И в Тернополе, и во Франковске черно-красные флаги популярны так же, как и желто-синие, поддержка националистического движения на уровне городской администрации как минимум.

Collapse )

(no subject)

А потом все станет хорошо.

Откроются двери и люди, щурясь на свету, выйдут из домов. Толстенькие, дохленькие, хмурые.
Кто - сразу с чемоданом и в аэропорт, кто - с большой сумкой для большого шоппинга, кто - с шампурами наперевес.

И в метро снова будет толпа, и в ТРЦ не протолкнуться, и билеты в кино разлетятся, как горячие пирожки. Битком набьются сидерии, кофейни, клубы и фитнес-центры. Интроверты переродятся и побредут с блуждающей улыбкой в мир - знакомиться и говорить.

Восстановительный рост будет ошеломительным. Идти! Лететь! Ехать! Смотреть! Покупать!
Потом снимут кино - сначала про болезнь и карантин. Потом про героического врача. Потом про печальную смерть. Потом про обреченный дом престарелых (и никогда про бедную сожранную летучую мышку, никогда!). А книгу уже не напишут, от ковидных историй из фейсбука всех и так будет тошнить еще несколько лет подряд.

Офисы не откроются, всем дома уже понравилось, зато появятся парки, бассейны и общественные пространства. Не в центре, а везде, потому что понятие "центр" перестанет существовать. Постиндустриальная реальность перекроит города. Заводы ревитализуют, цеха станут галереями, коворкингами или фудхоллами. И все снова радостно собьются в стайки, обсядут скамейки и расскажут друг другу какое ужасное (или прекрасное) время они пережили.

Врачи снимут маски и с облегчением пойдут мерить бабулькам давление, не вздрагивая от каждого чиха. Дата-центры инстаграма перегреются и сгорят от количества фоточек "я на море. а теперь в горах. а теперь в Европе". Так что покупайте акции тик-ток, истинно говорю вам.

Родители, с плохо скрываемым выражением счастья на лице, распихают детишек по садикам и школам, нальют себе бокал шардоне и немедленно выпьют. И повторят.

...Мир замедлился. Побыл наедине с собой. Насмотрелся сериалов и навалялся на диване. Совсем скоро уколется вакциной и каааак побежит. Вот только встретим новый год в одиночестве, переживем зиму, посмотрим на весну в окошко и все, швабода!

Пощёчина

День такой, дождливый, сопливый, и снилось что-то несчастное и даже всхлипывалось во сне. Кто-то там, во сне, был несправедлив, опасен и драчлив. А утром вспомнилась история, когда меня последний раз били.

Collapse )

Маниловщина

А на столе вазочка пусть будет. Белого стекла с узким горлом, я туда буду цветы и камышинки складывать из ближайшего парка.

Буду ходить гулять, подкармливать парковое зверье,щуриться на мамаш с шумным выводком, на печальных медленных стариков.

Новую пижамку себе куплю, нужна же мне новая униформа, в конце-концов. Рабочая одежда у каждого своя, да.

Работать дозированно и в кайф. На выходных - экскурсия, потом можно в кино - дать отдых уставшим ногам, а там и домой. Сварить какао, забраться в кресло с ногами и запустить какой-нибудь захватывающий сериал до утра.

Банный халатик пусть будет. Белый, пушистый. И тапочки валенками, пушистые тоже. Пошлость ужасная,но так хочется всех этих мягоньких девочковых тряпочек - завернуться, спрятаться - и нет меня.

Чайник пусть в крупный горох будет. Сейчас я грею воду в комнате, кипятильником в чашке. Забросить туда ломтики имбиря, лимона - и готово горячее цитрусовое питье, с витаминами, сваренными вкрутую.

Заказывать доставку раз в месяц из супермаркета, разложить все по полочкам и стопочкам, забить морозилку разноцветной заморозкой, фруктовницу - пестрым и сочным, буфет - мешочками и баночками. Хоббичья нора с полутораметровой мной внутри.

И тишина... Дианка пусть в гости приезжает, с Марусей можно вечерами гулять и оставаться до утра, Пашка на блины еще полгода назад просился.А, нет,Пашка дружит с этими ублюдками, еще сдаст мой новый адрес, обойдемся без Пашки.

И если бы я была девиантом... О, если бы я была девиантом! Я бы купила 10 градусников и разбила бы по два в каждом углу, перед выездом. Налила бы ртути им под простынь. Насыпала бы толченного стекла в приправы Залила бы взболтанное яйцо в цветочные горшки и дверную обивку. Натерла бы вяленной рыбой стельки в обуви. Позвонила бы в полицию и подробно рассказала, где они хранят наркотики. Сдала бы эту нычку хозяевам и расклеила объявления по подъезду, что в доме живут опасные личности.
Залила бы замочные скважины эпоксидкой и засунула внутрь обломанные иглы. Дала бы объявления с их номерами на самые популярные доски...

Черт, даже жаль, что я не девиант. Вся моя ненависть уместилась в тысячу символов.

_____________________

Вся моя ненависть Вся моя ненависть
Вся моя ненависть Вся моя ненависть
Вся моя ненависть Вся моя ненависть
Вся моя ненависть Вся моя ненависть
прошла

Листочек с дерева Бо

Это была осень. Несколько лет подряд мне было так некогда, что я замечала только смену асфальта с сухого на мокрый, злилась на туман и снег - это осложняло работу. В конце дня, с подрагивающими от напряжения пальцами и головой, в которой отзывалась тысяча звонков, я шла на остановку, вперившись в асфальт. Мимо бетонного забора с недостроем, мимо парковки, мимо старого, еще советского, "Дома Одежды". Одной и той же дорогой 10 лет. Самым красивым, что я видела по пути, были оранжевые блики от фонарей, расползающиеся на мокрой дороге.

... Он просыпался к полудню. Спросонья лез к монитору - проверить новости, убедиться, что в интернете снова кто-то неправ и разгребая эту неправоту в пяти срачиках. Сонно шел на кухню, ел приготовленный мамой завтрак, глядел в окно, подробно рассматривая, как туман растворяет краски и можно представить, что смотришь не из окна квартиры, а из каюты корабля. Потом заваливался с книжкой, скитаясь по мирам, сочиненным фантастами. Иногда ехал на Хортицу и долго бродил там, пытаясь поймать звук, с которым лист опускается на воду.

Временами, очень редко, приезжал за мной после работы и мир сразу становился большим и прекрасным. Старенькие трамваи выглядели таинственными, как в фильме "Авалон", прохожие обрастали историями, а каждый пыльный закоулок города становился значительным и важным. Ну, это в хорошие дни. В плохие он привозил с собой черную меланхолию и охотно ею со мной делился. А я эмпат, мне чужие бездны - как собственная кухня.

Но тот вечер был хорошим. У нас не было денег, чтобы хрустеть попкорном в кино или пойти поесть в хорошее место. У нас не было дома, чтобы вернуться туда, закрыть дверь и остаться вдвоем. У нас не было будущего и планов, таких больших, чтобы хватило обоим. Мы просто стояли под старым большим деревом и смотрели, как медленно осыпаются листья, станцевав напоследок. И вот так - резонировать тишиной - больше никогда ни с кем не получалось.