Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Винница. День второй, часть первая

Первый день хорош свежестью впечатлений, второй — отдохнувшим телом и ощущением отпускника, делающего первые шаги на курорте.
Накануне я очень тщательно прорабатывала маршрут, внося туда все музеи, перекусы и переезды. Интернет соврал, что аптека в усадьбе Пирогова работает с 09:30, под это время подгонялся подъем и выезд.
Состоялась небольшая мстя хозяйке апартаментов. Я писала в прошлых выпусках, как нас заселили на два часа позже, еще и предлагали альтернативу без окон. Мне пришлось разбудить ее воскресным утром в 8,50, чтобы уточнить, куда сдавать ключи.Нравы в этой мини-гостинице оказались простыми, ключ надо было просто запульнуть сквозь решетку так, чтобы с улицы не достали и идти по своим делам.
Перед выездом из центра решили заглянуть на безлюдную в этот час Европейскую площадь, она в нашем маршруте не предполагалась.
Забавно, что в киосках типа «сувениры» или «туристическая информация» просто продают кофе. Но киосочек красивый, с башенками.



Collapse )

Мои глаза

И второй глазик пиздыкнулся...

Опять сетчатку паяли. Год пыталась попасть в микрохирургию, ковид не пускал. Моя врач уволилась, отдельный квест, как я её по другим клиникам искала да сколько записи ждала...

Говорю - половиной глаза не вижу. Смотрит. Долго, подробно. Ничего. Я уже готова признать себя идиоткой. Вставляет линзу. Это такая хреновина-растопырка на весь глаз. Смотрит, вдавливая линзу в глаз. Я инстинктивно отползаю. Нашли трещину.

Зовут сестру, та сзади держит мне голову, пока лазер пульсовыми вспышками припаивает сетчатку на место. Не больно. В микрохирургии было хуже. Но вдавливают линзу сильно, а сзади крепко держат затылок.

Представьте, что у вас год болит глаз и вы его оберегаете, как можете. А потом берут палку и медленно в этот глаз тычут, а сзади вашей голове придают дополнительное давление. Брр.

Но все это было недолго, пришла в себя я довольно скоро (из микрохирургии выводили под белы рученьки). На улице яркое солнце, натягиваю шапку до носу, вызываем такси, хоть до дома и полтора километра...


Сейчас там все щиплет, но терпимо. Красное пятно в углу глаза пропало. Диоптрии мои на месте, внутриглазное давление хорошее, ничего сильно страшного не происходит.

Ура! Год этого ждала и боялась.

Леся Украинка в Украинском доме

Мне нравится, когда экспозиции и выставки - современные. Динамичные. Интерактивные.
Когда какой-нибудь там Шевченко или Украинка - не каменные идолы из школьной хрестоматии, а позиционируются, как живые люди. Талантливые, живые, нормальные люди. Которые влюбляются, спят на таком вот диване, пишут этой вот ручкой, болеют туберкулезом или любят фотографироваться.

Проект, инициированный Министерством культуры, при участии меценатов и маркетингового агентства, получился живым, не кондовым, интересным. И народ повалил толпами за инстаграмными фоточками в первую очередь, за культуркой - во вторую.



Collapse )

Всякое

Как-то не гуляется мне этой зимой. То карантин, то морозы, то ноги стерла до мяса... То снова дома подцепила неведому бациллу, два дня температура 39, на четвертый день выключился нюх и вкус. И все, больше никаких особенных проблем. Корона? Не корона? Надоело стрематься уже... Уж если моя мамаша вычухалась, с огромным весом. И квартирная хозяйка, с диабетом. И сынок ейный, тоже мужчина приятной округлости, килограмм на 170, может, и переживать не стоит? Давеча в фейсбуке одна дама радовалась, что живой из ковида выбралась. А у ней и онко в анамнезе, и почки 15 лет не работают, диализная, и печени почти нет, и две операции на открытом сердце, а все скрипит, старушка...Collapse )

Англичанка гадит (в основном - себе)

Читаю сейчас трехтомник Дженнифер Уорф «Вызовите акушерку», там о Великобритании периода 19-20 веков. Периодически придерживаю падающую челюсть. 

Контрацепции не было, институтов социальной защиты - тоже. Регистрация детей не проводилась. Что делать, если ребенок родился «лишним ртом»? Или незаконнорожденным?

Можно потихоньку придушить и сказать, что младенец родился мертвым. Так же делали с очевидными инвалидами, даунами (ранее этот синдром называли "монголизм"), видимо больными - втихаря убивали или оставляли умирать от голода и холода. Английские дома того времени - та еще "песня". Холод, сажа, плесень, тараканы ... Свет оплачивали через счетчик, запихивая в него монеты. Есть деньги - светит. Нет, - гаснет. Акушерки носили в кармане шиллинг, если придется принимать роды в доме без света.

Если нежелательной ребенке везло - ее отдавали на усыновление. Если не везло - от таких "родителей" попадала сразу в бордель. Джозефин Батлер в своих воспоминаниях пишет, что в борделях находили ТЫСЯЧИ девочек 5-6 лет, на которых был спрос у состоятельных джентльменов. Ребенок был гарантией «чистоты», дяди очень не хотели намотать себе на член сифон или гусарский насморк (до антибиотиков было еще жить и жить). А то, что девочка в условиях борделя умирала года через два - дак кто их там считал ...

Еще один способ немного заработать - усыновить, оформить страхование жизни на ребёнка, а потом уморить голодом, получив деньги.

Collapse )

Нирвана

Первый раз я увидела ее на вечеринке. Она почти полностью засосала в себя голову угрюмого парня. Все время, что я там была, а это часов пять, они так и просидели на кресле, спаявшись намертво в области губ.

Потом я узнала, как ее зовут. Катя Нирвана. Вообще-то Буракова, но это я узнаю потом, когда мы вместе поедем в Крым и я увижу паспорт. Юрой Бураковым звали основателя московской «Системы», первых советских хиппи. Катька была не хиппи, а говнарь. На черной майке хлоркой был нарисован значок анархии, драные джинсы на объемистой жопе. Фигура кувшином — тонкий торс, маленькая грудь и руки, зато внизу расширялось в тяжелую, большую попу и крупные ноги.

У нее была какая-то болячка, заболевание глаз, веки всегда были ярко-красными, словно она только что плакала. И такой же красный острый носик. Вообще, кожа была красноватой, воспаленной. Немного тона и пара мазков туши — и Катя превращалась в настоящую красавицу. Жаль, ее это совершенно не интересовало.

Катя кололась винтом. Или пила винт (да, есть и такой способ употребления этого наркотика). Варили дома, она жила одна в ветхой развалюхе на Верхней Хортице. Это была экзотика, никто из нас не имел отдельного жилья. А ей как-то обломилось от папаши-наркота и мамы, оставленной в «Красике», Красноармейске Донецкой области.

Collapse )

Да и не так он был плох

2020 этот ваш. Дома я так и так сидела, только в этом году еще и с компанией. Котика завели вот. Ласкового, доброго, беспроблемного. Мужик в доме, опять же, впервые за мои 35. Не так это и страшно оказалось, как в инторнетах стращают. Носки - где надо носки, и прочее тоже вполне аккуратно. Обошлось без притирочных скандалов и затирочных истерик. Скучные мы люди, все-таки. Бывало, проснешься в настроении "А вот бы тарелку кому на башке разбить!" - а и не за что.

Гуляли много и от людей подальше. Книжек много покупали и читали. Несколько новых парков отыскали. Никаких паскудных самолетов не было в этом году - все ножками по грешной земле. Я похудела, а потом облысела. Потом обратно потолстела, а новое и шелковистое не отросло...

Сварила целых три борща за год. Тоже впервые за мои 35. Так и повзрослею потихоньку... Вон, плешь уже есть.

Чуть-чуть работала и даже заработала за месяц зарплату, котрой хватило на три месяца аренды, вот.

Львов был. И такой был в этот раз хороший, что я совсем разлюбила Киев, прям надолго. Но мы с ним решили еще раз попробовать.

Была елка, большая и первая во взрослости и съемности. Гирлянды во всяких неожиданных местах (самую неожиданную Сережа уже разбил).

В этом году я особенно не помирала, видать, с ковидного перепугу, в больницу-то боязно. В Запорожье сейчас очередная трагедь - папа с воспалением, бабка с разбитой мордой в реанимации - ну да с хорошими новостями оттуда и не звонят. Вечный караул и катастрофа... А у Сережи отец умер.

Хотелось бы в новом году больше активности, движения. Бассейн я тут присмотрела неподалеку. Растрясти телеса необъятные, стать подвижней и легче, только чтобы положенная растительность на мне осталась, а не облетала за ветерком.
От-ковидную прививку хочется и чтобы без намордников уже. Глаза пойти полечить. Квартиру побольше, о двух комнатах, с кабинетом. На моря заграничные хочется и уже черт с ним, с самолетом. А главное, хочется найти ДЕЛО. Прямо вот ДЕЛО свое. Не на работу за получку и нагоняй, от безнадеги и с голодухи, а чтобы интересно было. Чтобы полезной быть. 

Ну дак да

Пятилетней давности до-ЖЖ-шный текст. Пусть побудет, смешной.

"Как тут выразился один забаненный товарищ – я вылитая старуха Изергиль. Нуачо? Вполне звание, ящетаю. Поизергилим, бабоньки? Мужики, под кат не ходить. Тонкая душевная организация не выдержит. У нас сегодня вечеринка для девочек.

А тема урока, героический мужской эпос, хе-хе. В неведомых лабораториях, где растят этих ваших мужиков, кто-то злой им внушает, что бабам надо пиздеть. И чем больше и красивше – тем лучче. Я не знаю, кто отвечает за этот мужской вывих, но работает он добросовестно. Мы, конечно, дамы воспитанные, и к 30-ти успеваем благосклонно выслушать такое количество галиматьи, что нам впору пенсию платить за вредность. Заметьте, слушаем молча. С улыбкой на лице.

Один из воздыхателей хвастался, как в танке горел. Да-да. Я была юна и наивна и меня даже не очень на поржать тянуло. Другой два посвящения некромантии прошел (мужыг!). Третий регулярно сражался со старушками в общественном транспорте и пожилыми врачихами в поликлинике. И мне отчетик каждый вечер. Ай да я, ай да сукин сын! Гопников бы ты так гонял, щастье мое прыщавое.

Отдельная статья – начинающие музыканты. Или, боже упаси, поэтописатели. Заебут творчеством с ног до головы. С тех самых пор я умею профессионально, с тонкой улыбкой, часами слушать разновидные творческий потуги, мысленно прикидывая, когда мне там к стоматологу и в банк. Бабы, ну вот чё они все, а? Смотришь на убогого, обнять его и плакать. А нельзя. По сценарию надо смотреть большими увлажненными глазами и шептать восхищенно «you are my hero!».

И хоть бы один, сука, честно сказал: «Человек я так себе говно. Да и ты не марципанчик. Я вот тут пожрать принёс. Бушь?». И все. И в танке гореть не нужно."

(no subject)

А потом все станет хорошо.

Откроются двери и люди, щурясь на свету, выйдут из домов. Толстенькие, дохленькие, хмурые.
Кто - сразу с чемоданом и в аэропорт, кто - с большой сумкой для большого шоппинга, кто - с шампурами наперевес.

И в метро снова будет толпа, и в ТРЦ не протолкнуться, и билеты в кино разлетятся, как горячие пирожки. Битком набьются сидерии, кофейни, клубы и фитнес-центры. Интроверты переродятся и побредут с блуждающей улыбкой в мир - знакомиться и говорить.

Восстановительный рост будет ошеломительным. Идти! Лететь! Ехать! Смотреть! Покупать!
Потом снимут кино - сначала про болезнь и карантин. Потом про героического врача. Потом про печальную смерть. Потом про обреченный дом престарелых (и никогда про бедную сожранную летучую мышку, никогда!). А книгу уже не напишут, от ковидных историй из фейсбука всех и так будет тошнить еще несколько лет подряд.

Офисы не откроются, всем дома уже понравилось, зато появятся парки, бассейны и общественные пространства. Не в центре, а везде, потому что понятие "центр" перестанет существовать. Постиндустриальная реальность перекроит города. Заводы ревитализуют, цеха станут галереями, коворкингами или фудхоллами. И все снова радостно собьются в стайки, обсядут скамейки и расскажут друг другу какое ужасное (или прекрасное) время они пережили.

Врачи снимут маски и с облегчением пойдут мерить бабулькам давление, не вздрагивая от каждого чиха. Дата-центры инстаграма перегреются и сгорят от количества фоточек "я на море. а теперь в горах. а теперь в Европе". Так что покупайте акции тик-ток, истинно говорю вам.

Родители, с плохо скрываемым выражением счастья на лице, распихают детишек по садикам и школам, нальют себе бокал шардоне и немедленно выпьют. И повторят.

...Мир замедлился. Побыл наедине с собой. Насмотрелся сериалов и навалялся на диване. Совсем скоро уколется вакциной и каааак побежит. Вот только встретим новый год в одиночестве, переживем зиму, посмотрим на весну в окошко и все, швабода!