Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Школьная история

Примерно в седьмом классе я влюбилась. Обвально и бурно, как и положено тихой книжной девочке. Объектом страсти стал школьный учитель литературы. Низенький, полноватый, с огромной диспропорциональной башкой, еще усиленной прической а-ля Ельцин, с глубоко утопленными маленькими косыми глазками, с пронзительным голосом. Мечта, короче.

Я потом прочитаю про традицию «обожания» в институтах благородных девиц. Изолированные девочки, подгоняемые гормонами, истово хотели любить хоть кого-нибудь. В объекты годились хоть старенькие полуживые менторы, хоть юная подруга, хоть строгая директриса.

На уроках я замирала в позе сурриката. Писала восторженно-дикие сочинения. Старательно декламировала заданное. А еще у меня была кофточка.

Старенькая, еще мамина, с выцветшими цветочками, с рукавами фестончиками — это была самая нарядная вещь в нищем моем гардеробе. Еще были темно-синие джинсы и в паре с ними получался более-менее ансамбль. Джинсы были подарены на день рождения крестным. Сшитые из плотного, не тянущегося материала, они были мне категорически малы. Но это была первая моя значительная шмотка и сдаваться я не хотела. Мужественно впяливалась в них по утрам и мучительно отсиживала уроки. Ноги немели, я била по ним кулаком и всю переменку отплясывала, перетаптывая колючую боль. 

Кофточка стиралась мною через день и торжественно надевалась на уроки литературы.

Collapse )

Консьержка

Галина Ивановна служила консьержкой в престижном доме. Как так получилось, что она, женщина с высшим гуманитарным образованием, сторожила ключи и двери, Галина Ивановна предпочитала не думать.

Работа ей нравилась. Collapse )

Отношения с работой. Я и СММ

Итак, я отставила швабру в сторону и поехала на собеседование на СММ-менеджера.

Должность предполагала некоторые начальственные полномочия. Head of SMM - высший левел всей этой инфоботвы. И берут на такую должность с улицы... Насторожило ли это меня? Ни секунды. Я была полной идиоткой, счастливой самим шансом работать в Киеве и чтобы не поломойкой.Collapse )

(no subject)

Итак, обсудим, что день грядущий нам готовит. Перспективы нуклеарной семьи мы уже рассмотрели, что же будет с родиной и с нами?

А будет все хорошо. Явления, которые сегодня имеют точечный характер, станут массовыми. А именно: безусловный доход, удаленная работа, рынок услуг.

Прежде всего надо понимать, что сегодняшняя экономика – постпромышленная экономика. В мире не заканчиваются ресурсы, а напротив, наблюдается кризис перепроизводства. Причем таких масштабов, что техника выпускается умышленно хрупкой, износ автомобиля случается быстрее и так далее. Мы, в отличие от прошлых поколений, уже не покупаем мебель «раз и навсегда», машину – одну и на всю жизнь, старенькую нокию «шоб звонила», ну, вы поняли.

Мир, который достался нам от промышленной революции прошлого века, уже не надевается на современного человека и требует трансформации.

Как вы все знаете, перед тем, как царю сделали кирдык, к нему пришла делегация рабочих чота там требовать и скрепы шатать. У Льва Николаича Толстого по этому поводу была возмущенная запись в дневнике, в стиле «Совсем охуели. Чай пьют, в городе живут, на заводе работают, и все мало. Падлы». Рабочие, современным языком говоря, были хипстерами того времени. Сельское население, составлявшее 95% от всех человеков, с завистью и ненавистью смотрело на этих бездельников, у которых всего лишь смена у станка, а дальше гуляй. И выходные. И ботинки ваксой чистит. И водку жрёть. Ну а чо, если дядя платит? Как только у крестьян появилась возможность мигрировать в города, работать там и не помереть с голоду, они немедленно этой возможностью воспользовались. Скорость, с которой опустела деревня, в исторических масштабах поразительна (так что все эти разговоры в пользу бедных, о милой пасторальности и простоте деревенского быта – от лукавого. Крестьянин жил плохо, голодно и мало).

Схема жизни, которая кажется нам привычной и правильной: будильник-транспорт-на работу-домой (детей в садик) – это распорядок рабочего на заводе. Вся экономика функционировала в этом ритме. Города возникали вокруг предприятий. Спальные районы по утрам штурмовали автобусы, спеша на родной завод/контору/стройку и обратно.
Сегодня, чтобы получить от человека требуемый продукт (дизайн, текст, код, сайт), необязательно физически перемещать его жопу в пространстве, сажать ее в офисный стул, обогревать этот офис, платить коммуналку, отпускные, родильные и прочее.

Времена, когда человек в 20 лет пришел на предприятие, а в 60 его оттуда вперед ногами вынесли, прошли. Работа становится проектной, удаленной и разнообразной. Один человек может писать книги, читать лекции, вести колонку и постить вложики на ютубе, попутно занимаясь монтажом. Те, кто уже пересел на этот поезд, знают – постоянно приходится учиться новому. Образование и профессия в классическом виде – вчерашний день. Меняющийся быстро мир настолько скор, что маломобильная махина государственного образования просто не успевает за ним. Собственно, локальные education-проекты в каждом подвале – прямое следствие этого отставания. Новый навык сегодня получается в течении двух дней интенсива или под образовательный ролик из Youtube. В мире, где наивысшей ценностью становится время и внимание, просто преступно тратить его на пары по БЖД и маразматических преподов, помнящих молодого Брежнева.

- Ой, мы все умрем, сказало человечество, получив автомобили. Исчезли конезаводчики, ямщики, конные ярмарки, шорники и весь обслуживающе-лошадный персонал. Цыгане плакали и учились варить винт. Но. Появились рабочие на конвейере, таксисты, дальнобойщики, водители автобусов, автозаправщики, нефтяные короли…

- Ой, мы все умрем, сказали советские инженеры и сложили костер из перфокарт. Появились айтшники, программисты, веб-дизайнеры, смм-щики, интернет-маркетологи и прочая дрянь.

- Ой, мы все умрем, говорим мы сегодня, опасаясь искусственного интеллекта, все более совершенных роботов и криптовалют.

Не ссыте, граждане, все будет кока-кола. Всеобщий вэллфер – реальность не такого уж далекого завтра. Глобальный тренд состоит в том, что человечество в абсолютных цифрах становится беднее, но счастливее.

Через десяток-другой лет, на кой черт вам та квартира на Троещине, когда можно зимовать на теплых морях, осенью слетать в Австралию, а летом на Burning Man в пустынях Невадщины? А ржавое ведро с гайками, которому то гараж ищи, то техосмотр проходи – нахер надо, когда есть каршеринг, убер, велик и гироскутер, например?

Гарантия не помереть под шулявским мостом отменяет необходимость копить, брать взятки и воровать. Общий фон тревожности и недоверия к миру, которого так много у нас и почти нет в странах первого мира, исчезнет вовсе. А социальный дарвинизм останется детской пугалкой, вроде каннибализма.

Человеки в принципе сконструированы для созидания. Отличный способ эту тягу притушить – церковное мракобесие, тяжелый физический труд и закредитованность. В принципе, основной задачей условного правительства в прошлых веках было этот человеческий гений задушить, низведя всякого до состояния скотины: прокормиться и размножиться. Секуляризация пришла, порядок навела - и за сто лет имеем гигантский скачок.

Моя бабка чуть не умерла с голоду в избе с земляным полом, до 10-ти лет не зная, что такое нижнее белье. Я пишу это, лежа с ноутбуком на пузе, проснувшись к полудню и лениво заваривая кофе. Разница – всего лишь через поколение.

«Заводы стоят! Поля непаханы, козы недоенны! Чо жрать-то будем?!» - возмутится обладатель линейного мышления. А мы ему ответим, что доля промышленности в мировом ВВП сокращается, а на первое и главное место выходит бездонная сфера услуг. Которая в ведущей экономике США, например, занимает 80%.

Медицина, образование, транспорт, бытовые и всякие другие услуги – новая нефть и золото человечества. А жрать будем то, что нам АПК насеет и напашет, программно управляемой техникой, а не ваней-трактористом утром с похмура. Кстати, ноунейм, картошка в твоем супермаркете, небось, откуда-нибудь из жаркой и пустынной Египтянии, где путем капельного полива снимается по четыре урожая в год. И про рис погуглите, который полмира вместо хлебушка княпает, там тоже своя революция и перемога. Так шо не чернозёмами едиными.

Аристократия нового века – это не залезть повыше и отнять побольше, а произвести продукт, меняющий мир и востребованный этим миром. Не накопление, а инвестирование. Не консервация ресурса, а развитие.

(no subject)

Шота бывшие прям косяком пошли. К морозам, видать.

В понедельник привет-привет, моя восьмилетняя лавстори! Приехал в Запорожье, гуляет по родным улицам, там, где мы любили вдвоем, ну и сработало ассоциативное мышление с ностальгией. Полчаса трепа о работе, деньгах, дорогой аренде и охуевших друззях, у которых все хорошо, а у нас чот как-то не сильно. Неловкое обоим прощание в конце. Так и жрет психотропы, баюкает свои неврозы... Спасибо, боженька, что это больше не моя история, хоть я и очень отнекивалась от этого твоего подарка поначалу.

Сегодня на рассвете - привет-привет,  мой первый в жизни бойфренд, которого я две недели не могла заставить себя поцеловать... Который говорил, что я туповата, а сегодня два часа пел дифирамбы моему большому и сексуальному мозгу. Дождалась сучка радости.
Не, все-таки у каждой нормальной девочки должна быть такая история.  Надо же ей хоть об кого-нибудь ЧСВ чухать.

... 16 лет. Первый выход "в тусовку" со полушкольными знакомыми. Я и не знала, что в городе водится такое стадо красивых неглупых парней, затянутых в кольчугу, с хайратниками на голове, с длинными волосами и тонкими пальцами. Эт щяс "толкиенисты" звучит смешно, а в 16 очень даже круто. А начальник над всей этой мишпухой, главный тренер и боженька - высоченный худой парень в темной бандане. Черные-черные волосы до плеч, белая-белая кожа, синие-синие ногти, гыгы.Чем не прЫнц? Это потом же узнаешь, что почем, а поначалу все очень сказочно и кайфово.

И вот это дивное существо ведет со мной куртуазные беседы по дороге домой, а со мной до этого ваще никто из мужчинов не говорил. Да еще и с деревянным мечом. Поди тут не охуей от красоты и значимости. А потом, значит, прием в тусовку. Чужие запущенные квартиры, сразу много новых людей. Надо же было вписываться, завела и я себе деревянный мечик, нуачо? Старательно колотила им деревья в ближайшей посадке, внимательно слушая "гуру" этого неебического. Разбитые мои руки, море обожания в глазах, все как положено. Ток всем этим благородным рыцарям ни на секунду не пришло в голову, что девочку вечером из посадки надо бы домой проводить, а то мало ли. Рыцарям самим сцыкотно было, в наших пролетарских краях хаератых/бородатых били.

А потом, конечно, конкурентные гонки с другими девочками. Все были уродливей, но умнее меня, мне так казалось. Особенное недоумение вызывала толстая Катя, у ней и кличка была - Хомяк. А похожа была на Совунью - носик-клювик меж очков торчит, а все остальное - щОки. И она была дико популярна и востребована у местной публики. Мальчики наперебой рассказывали, как таинственно отражается свет костра в ее очках, и прочее в таком духе. Я в тот момент болела анорексией, весила 38 килограмм, страшно себе нравилась и не понимала, в чем прикол.

Была еще богемная Нина, вся такая художник, вся такая творческая и оригинальная. Сейчас у нее три кота, две птички и хомячок. Развод, 30 лишних килограмм и хорошая дизайнерская работа. Нина тоже охотилась на "гуру", временами уводя его в поля - беседовать о тщете бытия. Я кипела.

Все эти девочки висли у него дома, оставались ночевать (не-не, вы не подумайте, все было платонически и истерически, как и положено в этом возрасте). Я маялась своим неозвученным статусом, ловила какие-то полунамеки.. Как-то очередным утром, забежав к нему в гости, двери мне открыла та самая толстая Катька, чуть ли не в ниглиже. Разумеется, у меня случилась буйная истерика: я же такая зайка, а оно же бегемот, а как это ваще, а зачем, а сволочи все... И слухи до меня долетали, что я не слишком-то интересный собеседник, о чем со мной встречаться).

Это было то самое дивное время активного прироста интеллекта - когда прочитываешь по книге в день, обязан иметь мнение обо всем на свете и, желательно, какой-нибудь макабрический опыт. Я была мамин ребенок с  отличным аттестатом, откуда у меня мог взяться весь этот необходимый декаданс...

Я пошла к реке. Не то чтобы топиться, зима. Так, трагично погулять по льдинам, подумать о жизни своей молодой и загубленной :-) С берега орали матом спасатели, а я брела по скользкому крошеву и сладостно, от души, страдала. Потом на берегу, выложила камешками его имя, растоптала, поплакала. Ритуал "нищясная любовь, а я так молода" был исполнен.

Щяс герою чот к сорокету уже. С мамой живет. В Запорожье, да. Наркотой барыжит. Работы нет, образования нет, семьи нет. "Гуры" обычно так и заканчивают, заигравшись.