Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Криптовалютчики

Чуть больше 20 дней назад начали эксперимент - на новом мощном компе запустили майнинг эфириума. Это криптовалюта такая, показывающая в последнее время взрывной рост.

За 21 день намайнили минимально необходимое количество для перевода на кошелёк. Сегодня провели пробную транзакцию, вывели небольшую часть на карту. Работает! Черт подери, оно работает!

Удивительная вещь - не государственная валюта, не иностранная, а какая-то невидимая, виртуальная, бог знает откуда взявшаяся. И хлоп - настоящие деньги на счету.

Все это интересно до визга, конечно. Суточные колебания, ежеутренний подсчёт заработанного по свежему курсу, удовлетворение от роста и печаль от падения.... Ну и допзаработок, пусть и крошечный - тоже приятно.

За 21 день получилось примерно 2550 грн (между прочим, моя зарплата в Запорожье на момент увольнения в 2015 году. И пахала я на неё - дай боже). Такими темпами за год накапливается 44000 грн. Около 1600$. Но курс может падать, а может и расти.

Как мы поняли, это игра вдолгую,скачок происходит каждые 2-4 года. И если майнить, не обналичивая, есть шанс лет через 5-10 получить неплохой приварок к пенсии 😂. Или потерять все.

Но учитывая, что ты не ямы копаешь, а нажимаешь одну кнопку, то и невелика потеря (хотя, оплата счетов за свет - таки весомый побочный эффект).

Такое вот виртуальное МММ...

(no subject)

Итак, обсудим, что день грядущий нам готовит. Перспективы нуклеарной семьи мы уже рассмотрели, что же будет с родиной и с нами?

А будет все хорошо. Явления, которые сегодня имеют точечный характер, станут массовыми. А именно: безусловный доход, удаленная работа, рынок услуг.

Прежде всего надо понимать, что сегодняшняя экономика – постпромышленная экономика. В мире не заканчиваются ресурсы, а напротив, наблюдается кризис перепроизводства. Причем таких масштабов, что техника выпускается умышленно хрупкой, износ автомобиля случается быстрее и так далее. Мы, в отличие от прошлых поколений, уже не покупаем мебель «раз и навсегда», машину – одну и на всю жизнь, старенькую нокию «шоб звонила», ну, вы поняли.

Мир, который достался нам от промышленной революции прошлого века, уже не надевается на современного человека и требует трансформации.

Как вы все знаете, перед тем, как царю сделали кирдык, к нему пришла делегация рабочих чота там требовать и скрепы шатать. У Льва Николаича Толстого по этому поводу была возмущенная запись в дневнике, в стиле «Совсем охуели. Чай пьют, в городе живут, на заводе работают, и все мало. Падлы». Рабочие, современным языком говоря, были хипстерами того времени. Сельское население, составлявшее 95% от всех человеков, с завистью и ненавистью смотрело на этих бездельников, у которых всего лишь смена у станка, а дальше гуляй. И выходные. И ботинки ваксой чистит. И водку жрёть. Ну а чо, если дядя платит? Как только у крестьян появилась возможность мигрировать в города, работать там и не помереть с голоду, они немедленно этой возможностью воспользовались. Скорость, с которой опустела деревня, в исторических масштабах поразительна (так что все эти разговоры в пользу бедных, о милой пасторальности и простоте деревенского быта – от лукавого. Крестьянин жил плохо, голодно и мало).

Схема жизни, которая кажется нам привычной и правильной: будильник-транспорт-на работу-домой (детей в садик) – это распорядок рабочего на заводе. Вся экономика функционировала в этом ритме. Города возникали вокруг предприятий. Спальные районы по утрам штурмовали автобусы, спеша на родной завод/контору/стройку и обратно.
Сегодня, чтобы получить от человека требуемый продукт (дизайн, текст, код, сайт), необязательно физически перемещать его жопу в пространстве, сажать ее в офисный стул, обогревать этот офис, платить коммуналку, отпускные, родильные и прочее.

Времена, когда человек в 20 лет пришел на предприятие, а в 60 его оттуда вперед ногами вынесли, прошли. Работа становится проектной, удаленной и разнообразной. Один человек может писать книги, читать лекции, вести колонку и постить вложики на ютубе, попутно занимаясь монтажом. Те, кто уже пересел на этот поезд, знают – постоянно приходится учиться новому. Образование и профессия в классическом виде – вчерашний день. Меняющийся быстро мир настолько скор, что маломобильная махина государственного образования просто не успевает за ним. Собственно, локальные education-проекты в каждом подвале – прямое следствие этого отставания. Новый навык сегодня получается в течении двух дней интенсива или под образовательный ролик из Youtube. В мире, где наивысшей ценностью становится время и внимание, просто преступно тратить его на пары по БЖД и маразматических преподов, помнящих молодого Брежнева.

- Ой, мы все умрем, сказало человечество, получив автомобили. Исчезли конезаводчики, ямщики, конные ярмарки, шорники и весь обслуживающе-лошадный персонал. Цыгане плакали и учились варить винт. Но. Появились рабочие на конвейере, таксисты, дальнобойщики, водители автобусов, автозаправщики, нефтяные короли…

- Ой, мы все умрем, сказали советские инженеры и сложили костер из перфокарт. Появились айтшники, программисты, веб-дизайнеры, смм-щики, интернет-маркетологи и прочая дрянь.

- Ой, мы все умрем, говорим мы сегодня, опасаясь искусственного интеллекта, все более совершенных роботов и криптовалют.

Не ссыте, граждане, все будет кока-кола. Всеобщий вэллфер – реальность не такого уж далекого завтра. Глобальный тренд состоит в том, что человечество в абсолютных цифрах становится беднее, но счастливее.

Через десяток-другой лет, на кой черт вам та квартира на Троещине, когда можно зимовать на теплых морях, осенью слетать в Австралию, а летом на Burning Man в пустынях Невадщины? А ржавое ведро с гайками, которому то гараж ищи, то техосмотр проходи – нахер надо, когда есть каршеринг, убер, велик и гироскутер, например?

Гарантия не помереть под шулявским мостом отменяет необходимость копить, брать взятки и воровать. Общий фон тревожности и недоверия к миру, которого так много у нас и почти нет в странах первого мира, исчезнет вовсе. А социальный дарвинизм останется детской пугалкой, вроде каннибализма.

Человеки в принципе сконструированы для созидания. Отличный способ эту тягу притушить – церковное мракобесие, тяжелый физический труд и закредитованность. В принципе, основной задачей условного правительства в прошлых веках было этот человеческий гений задушить, низведя всякого до состояния скотины: прокормиться и размножиться. Секуляризация пришла, порядок навела - и за сто лет имеем гигантский скачок.

Моя бабка чуть не умерла с голоду в избе с земляным полом, до 10-ти лет не зная, что такое нижнее белье. Я пишу это, лежа с ноутбуком на пузе, проснувшись к полудню и лениво заваривая кофе. Разница – всего лишь через поколение.

«Заводы стоят! Поля непаханы, козы недоенны! Чо жрать-то будем?!» - возмутится обладатель линейного мышления. А мы ему ответим, что доля промышленности в мировом ВВП сокращается, а на первое и главное место выходит бездонная сфера услуг. Которая в ведущей экономике США, например, занимает 80%.

Медицина, образование, транспорт, бытовые и всякие другие услуги – новая нефть и золото человечества. А жрать будем то, что нам АПК насеет и напашет, программно управляемой техникой, а не ваней-трактористом утром с похмура. Кстати, ноунейм, картошка в твоем супермаркете, небось, откуда-нибудь из жаркой и пустынной Египтянии, где путем капельного полива снимается по четыре урожая в год. И про рис погуглите, который полмира вместо хлебушка княпает, там тоже своя революция и перемога. Так шо не чернозёмами едиными.

Аристократия нового века – это не залезть повыше и отнять побольше, а произвести продукт, меняющий мир и востребованный этим миром. Не накопление, а инвестирование. Не консервация ресурса, а развитие.