Tags: греция едем_едем_в_соседнее_село

На теплоходе музыка играет

А я одна стою на берегу...

Вот была бы я тупая телочка, я бы подписала фотку: "Плывем на острова!". Но я старая нудная баба и буду рассказывать про то, что за кадром.

А за кадром наша группа опоздала на этот кораблик на 40 минут. И все люди, что ждали нас на жаре это время, были очень рады нашему приходу. Места в тени были давно и плотно заняты. Мне достался кусочек ободранного бортика с торчащим поролоном наружу. Я как раз на нем сижу, пока еще не зная, что он мокрый. Потом мокрым и ржавым будет все - одежда, жопа, сумка...

Сначала все волнительно и замечательно - зеленые острова, голубая вода, морской ветерок. Минут через 20 становится скучно. Через 40 - невыносимо. А первая остановка еще только через час. Интернета нет, пейзаж однообразен, загорать негде и нельзя, цены на баре адовые. Сооружаю из полотенец подобие буркини, чтоб не испепелиться и засыпаю.

Остановка! Пляж! Ура!
Переодеваться негде. Только в туалете на корабле. Там грязно, пахнет и не закрываются двери. Стоишь такая без трусов в одной тапочке посреди моря, держишь ногой двери и распихиваешь груди по купальнику. Гламурная шопиздец.

Волны. Галька. Зайти-выйти больно до слез. Умные европейцы запаслись тапками-кораллками, а мы тупые, мы на песочек рассчитывали. Вдвоем не покупаться - с собой сумки с самым ценным, нет отдельных кают, где можно было бы это оставить. На купание дали 40 минут, из них успеваешь покупаться примерно 10. Пионерлагерь, как он есть. Лезешь назад, а на твой уголок с поролоном уже кто-то покусился. Места есть только на нижней палубе, рядом с моторами, бензиновой вонью и шумом. Сидим на табуретках. Плывем. Смотрим на море. Стулья мокрые, жопы мокрые, кто-то постоянно проходит мимо, приходится все время то вставать, то щемиться. Проходит еще пара часов увлекательного путешествия. Время от времени капитан рассказывает что-то по гречески и английски. Потом гиды еще переводят на французский. Украинский гид молчит или ограничивается названием островов. Правильно, нехуй баловать.

Высадка на Меганиси, рысцой бежим в магазин, рысцой обратно на табуретки. Жрем колбасу из пакетика, вспоминаем родину...

Приплыли на Итаку. Времени на покупаться еще меньше. Начинается дождь. Народ с верхней палубы постепенно прибился к нам под козырек. Дождь косой, теперь мокрое вообще все. Утешаюсь мыслью. что дальше кожи не промокну. Потом поднимается шквальный ветер, становится сильно холоднее. Одними из последних забиваемся в закрытое помещение на первом уровне. Там сейчас все пассажиры. Теснота и духота неимоверные. Зато не поливает сверху. Сидеть негде. Тащу пару мокрых табуреток с палубы, терять уже нечего, ни одной сухой нитки на нас нет. Клюю носом от духоты и качки, четыре раза падаю с табуретки, задремав. Пытка морской прогулкой длится уже восемь часов. А куда ты денешься с корабля? Терпи. Наслаждайся.

Наконец, земля! Ждем автобус под дождем, до отеля еще пилить пару часов... Падаю на кровать, а меня продолжает качать. Через день процедуру повторили в похожих декорациях. Нет, правда, это действительно кому-то нравится?

(no subject)

Вести с полей.

Сегодня нас восемь часов болтали на огромном трехпалубном корабле по островам - от Кефалонии до Итаки и обратно в Лефкаду. На борту - микс национальностей, почти все пожилые, но есть и молодежи немного. Сразу удивляют лица - они и в Киеве очень заметны, иностранцы. Я называю это - "лицо, лишенное дебильности". Вот осмысленней у них моськи, и хоть ты тресни.

Второе - нет зашуганности. Вообще. Ни в ком. Не кучкуются, не стесняются делать то, что удобно, без опаски, что подойдут и поругают. У нас эта зажатость - в каждом. В пластике, в мимике - постоянное ожидание окрика, неодобрения.

Рядом с нами сидели два гея. Никто не обращал внимания на парочку нежно обнимающих друг друга мужчин. Они сложили все свои вещи на хрупкий стеклянный столик - палуба была мокрой. Через полчаса столешница треснула, многих засыпало осколками... Парочка, ничуть не смутившись, продолжала глазеть на острова. Представляю, сколько визгу было бы у нас. Штраф за порчу имущества - самое малое, что приходит в голову. Здесь же глубокий дзен - да и хрен с ним, со столиком, последний, чи шо?


Они просто живут - в ладу со своими несовершенными телами, одинаково довольные и солнцем, и дождем. Степенно выпивающие - медленно, смакуя, без желания нажраться, пролезть первым, забраться повыше да плюнуть погуще...


И я вот даже не знаю, что нам нужно с собой сделать, чтобы наш общий на всех "сталинградский синдром" вылечить.