Tags: щасте

В лесу родилась елочка...

Когда еще вспоминать декабрьский отпуск, как не за неделю до весны. Пост будет долгий и нудный, с подробным описанием как мы жрали и спали, потому что больше в отпуске мы ничего не делали. Где-то у меня с Турции еще фотки валяются в том же тюлень-стиле, пока пакет в ЖЖ не закончился, надо будет тоже вывалить. Зачем? Ну, семейный фотоальбом потому что, должны же мы на старости лет что-то показывать нашим котам.
Вас когда-нибудь задалбывали в гостях семейными фотоальбомами с подробнейшим перечислением родовых отношений всех троюродных шуринов? Это адище, я щас тоже начну.

IMG_20181226_144211.jpg
Collapse )

Возвращение

Давненько я не брал в руки шашек...

Три недели кожа не ведала косметики, дом - уборки, а я не чувствовала себя кем-то, кроме пациента.

Очень медленно, метр за метром, я отвоевывала у хаоса свое пространство. Сначала отмываем комнату, расставляем все по местам, чтобы брать не глядя, чтобы все под рукой. Стираешь пыль, делаешь потемневший ковер снова светлым и чистым, теперь там можно лежать пузом и читать. Собираешь на тряпку мусор и грязь, и смывашь их в небытие, в канализацию, подальше от себя.

Потом прихожая, санузел, зеркало снова сверкает, все, чему положено быть белым - вновь белое, блестящее, отмытое.

В конце - моя крошечная кухня. Теперь там снова пахнет выпечкой, посуда по местам, закуплены и разложены продукты.

Все, что пропахло больницей, пропиталось кровью и медрастворами, выстирано, высушено и снова улеглось в комоде на своих местах.

Капнуть лемонграссового масла в аромалампу, свечи зажечь, вдохнуть запах дома, уюта, безопасности.

Теперь можно заново ощупать свое лицо. Нарисовать на нем глаза. Посмотреть в отражение. Улыбнуться. Не узнать.

(no subject)

Вот никак не убедить консервативного мужчину, что в нынешние виртуальные времена хорошие фоточки в соцсетях - практически паспорт. Приходится исподтишка 😏. И личным примером.

Адын



Два



А в жизни все кудааа прозаичнее 😂

Год назад

Фейсбуком подсунуло фотографии, как из прошлой жизни.



В том году я сидела на Братиславской в холодной темной квартире с решетками на окнах. Было много работы, мало времени, куча снега и совсем не было радости. За стеной орали и дрались руммейты, в мессенджеры сыпались заказчики,
жить было тяжело, противно и страшно.

Пошла лепить снеговика, хотела добыть себе немного прозрачного детского счастья. Полдевятого, ползаю на коленках, катаю снежные шары, втыкаю в них бенгальские огни. Пытаюсь поджечь мокрой варежкой, сажусь в снег, смотрю на свое страшноватое создание, думая о том, что в новый год надо куда-то деться из дому, а то соседи опять перепьются, будут кричать, потом петь, потом скандалить, потом трахаться. А куда я пойду в мороз, а что я буду делать в следующем году, а как не хочется возвращаться в этот дом, а еще всю ночь работать, а как все надоело и надо менять, а нет ни сил, ни понимания, с какого конца начать.

Замерзла. Надо бы выпить горяченького. А кухня занята, как всегда. Ну, мы закаленный боец. Достаем кипятильник, чай в тумбочке, сахар. Покупная вода в шестилитровой банке. Все устроено так, чтобы поменьше выходить из комнаты, не сталкиваться с ними. В углу аэрогриль, там можно подсушивать хлеб. Натер чесноком - и вкусно, колбасой пахнет. Припасы в холодильнике держать опасно - сосед сожрёт и не почешется. Разве что совсем уж несоблазнительную гречку да гороховый суп. Основу моего прошлогоднего рациона. Дешево, сытно, хватает надолго.

На полке кофеварка. Если выпить большую чашку с сахаром, потом часа четыре не хочется есть. Таким способом худела Анна Самохина, правда, дело плохо кончилось.

В комнате есть почти все. Я мрачно шучу, что осталось поставить биотуалет - и будет студио. Но шутки шутками, а почки почками. Терпеть нельзя, а сосед любит запереться с белым другом надолго. И на этот случай все предусмотрено - за диваном прячется импровизированный горшок. Противно? Еще как противно, а что делать? Твои потребности - твои проблемы. Не устраивает - вали, снимай отдельную квартиру. Денег нет? Тогда терпи.

... Щелк. Тут монтажная склейка, длиной в год.
11 утра. Будит сообщение от арендодателей карпатского домика, куда мы едем на каникулы. Заспалась, матушка, обнаглела. Серенький день за окном, я нарочно сняла шторы, чтобы побольше скудного зимнего света попадало в мой белый домик.

Никакие дедлайны не горят, в почте благословенная тишина, нарушаемая спамом, телеграм не тренькает, скайп не квакает, никому от меня ничего не нужно.

Щас вот кофейку сварю, книжка у меня новая интересная, где-то булочки с корицей завалялись. Кстати, снегу в этом году тож по колено. Снеговика слепить, что ли?

Никогда не поздно прожить счастливое детство

Тетенька там одна в каментах пеняет мне не-присутствием и не-влиянием на мир. Ведь за окном так интересно и замечательно, а вы тут в норе котятами обложились и паззлы складываете. Срам! А ну, давайте к к нам! У нас там доллар опять растет, в ДНР волнения и пенсия в шийсятпять.
А я вспоминаю, как молила об этом вот покое. Об этих тихих буднях. Об этой передышке.
Текст от весны 2016 года. Сбылось!
----------------------------------------------------------------------------------------------------------

— Слышишь. Мне бы годик, только один год и всё! Много?
Год без суеты, без спешки, без этих невозможных утр и пропущенных завтраков. Год подробных восходов и всех встреченных закатов.
Год смотреть в глаза, в себя, в книгу, в пустой открытый Word, в чистый альбомный лист.
Год баловства, принятия, любви. Мыть кому-то там голову, кормить ужином, ездить на великах за тридцать километров за самым вкусным хлебом. Научиться ловить рыбу, собирать грибы, ходить по горам.
Завести своё полу-магическое хозяйство. Стать домашней ведьмочкой, повелительницей стихий. Это ведь не просто так все, единственное место в доме, где встречаются огонь на плите, вода в кране, ветер из открытой фрамуги, земля в цветочных горшках. А посреди всего – богиня с поварешкой. Колдует.
Один год только. Выдохнуть. Отключить интернет. Не подсматривать. Не завидовать и самой не хвастаться.
Смотреть, как лето перетекает в осень. Видеть смену сезонов не на градуснике, ворчливо натягивая сапоги, а по-настоящему.

- Мне один год только. Год отсрочки, амнистии, каникул. Не считать денег, не видеть счетов из ЖЭКа, не заливаться алкоголем по пятницам. Почитать. Спокойно, долго почитать. Не в метро заспанным глазом, а нормально как-нибудь.

Не знать который час. Отключить внутренний будильник. Ориентироваться по цвету неба и длине теней.

Открыть новостной сайт через год и обалдеть, что мир восемь раз чуть не умер, пока я готовила обед.

Сиреневое время

А я говорила, что Украина весной - что-то из области волшебства и колдунства. Собственно, пруфы.







Щедрость солнца и красок, густо-медовый сиреневый запах. Остановить время в этом моменте и застыть, как муха в янтаре, во всем этом ярком, теплом, весеннем.




Оказывается, не магнолиями едиными. Есть две волны столпотворения в Ботаническом саду им. Гришко - охота за магнолиевой аватаркой, а кто лох и не успел - догоняется сиреневой.





А есть сиреневый мед, кто знает? Я бы запасла. Ведро.



Маленькая хозяйка маленького дома.

Если большой и добрый некто отключил тебе необходимость выживать, начинаются каникулы. Вся жизнь целиком начинает состоять из изюма, который я торопливо засовываю за обе щёки, все ещё не веря в происходящее.

Зажечь вечером свечи. В своем, мать его, доме. Свои, мать их, свечи. Открыть вино, устроиться у вечереющих окон после торопливого дня и любовно приготовленного мной ужина, и поболтать.

Стопка свежих книжек, пахнущих типографией и счастьем. Везут новую плазму, вечерами мы будем смотреть там мультики. Больше не нужно сайгачить за тридевять земель за питьевой водой, а потом волочь на горбу бутыли, обрезая ладони пластиковыми ручками - привезли и поставили месячный запас для вкусного кофе и чая.

Не нужно тащить три сумки бакалеи из субботнего Ашана - привезли и сложили горкой специальные люди, мне остался только разлекающий и необременительный выбор.

Соорудить завтрак - выложить на столе разноцветную мозаику из яркого и солнечного: двуглазой яичницы, разноцветных соков, нежно-кремового кофе, желтого крупноячеистого сыра... Никуда не идти, настирать полный балкон свежего белья, полюбоваться еще раз новыми посудками, фонариками, своим только начатым бытом и придумать, чего бы еще натащить в личную Хоббитанию. Цветов в балконном ящике. Миллион шкатулочек. Тридцать три кастрюльки.

И как это все совпало - тепло, солнце, свет - одновременно кончился заморозок - общий и мой личный.
Весна.

Самая счастливая девочка на свете

Самая счастливая девочка в мире.

Это теперь я.

Я переехала. Каждый уголок этого домика создан для уютной, неторопливой неги. Полы - теплые! Я могу ходить босиком, валяться на пушистом ковре и прицельно плевать в потолок. Никаких двойных носков и полночи клацать зубами, когда из дырявых деревянных рам сифонит, гремит решетка, под окнами орут пьяные бомжи. Тут стеклопакеты. Закрылся - и тишина, тепло. Напротив детский садик, дети пищат, но это даже мило). А когда милота летом при открытых окнах надоест, можно закрыться и включить кондиционер. А когда летом всех отключат от горячей воды - плескаться в бойлерном кипяточке. Черт, это лучшее жилье в моей жизни! Киевской - так точно. За три года жизни здесь - наконец можно не выгадывать время на душ, готовку, туалет... Казалось бы, какие мелочи и глупости, но как же изматывает вся эта тесная бытовуха.

Тут яркое солнце в окна утром, спустить ноги с постели - и сразу угодить в новенькие белоснежные мягкие тапочки. Неторопливо прошествовать в ванную, поглазеть на опухшую со сна рожу. Вот прям голышом прошествовать, попутно ужасаясь отражениям во всех зеркалах.

Как-то я сказала Марусе, что больше всего мне не хватает власти. Нет, не захватить весь мир и печеньки, а банального домохозяйского созидания - вот поставил кастрюльку на плиту и она там стоит. И ни на миллиметр не шелохнется. Всё, ты властелин кастрюлек, пространства, времени - да всего на свете!

Великое счастье - создать свой малый мир собственными руками, сантиметр за сантиметром, назначить всему свое место, придумать ритуалы, встроиться в это пространство, как во вторую кожу.

Моя внутренняя Бри Ван-де-Камп кончила раз пять за сегодня, наверное. Кто знал, в каких глубинах дремал этот домохозяйский пыл - ни пятнышка врагу, ни крошечки, ни пылиночки. Выражение "с унитаза жрать можно" перестало быть фигуральным. Я точно знаю, где лежит каждая вилочка и тряпочка, каждая свечка, лампочка и тапочка.

На балконе будет столик, кресла с пледами, мы там будем пить холодное белое душными вечерами... Да, появились внезапные "мы" :-). Потом подробно расскажу, сейчас ощущение какого-то теплого ветра - просто следуй за потоком, ни о чем не беспокойся, ничего не бойся, никто больше не будет на тебя орать и материть. Можно выстраивать стаканы по росту и тихонько, счастливо вздыхать. Да, мне до ужаса нравится расставлять эти чертовы стаканы! И покупать красивые штучки, и всякую хозяйственную мелочевку, и заказывать доставку из супермаркета, и 15 раз в день мыть посуду.

Мой дом - моя крепость. Маленькая, бело-бежевая крепость. И пусть там, снаружи, хоть камни с неба, я в домике.

Все выходные напролет, начиная с пятницы, приятная беготня - прогулки, театры, бары, кино, покупки, прогулки снова... Я наконец могу ГОВОРИТЬ. С живым человеком. Не с монитором. Человека откровенно жалко. Словесный мой понос не остановить практически ничем :-).

Говорит - зачем тебе работать?
Говорит - поиграем в патриархат.
Говорит - теперь всё будет хорошо.

Запланированы поездки. Сданы документы. В неведомых коридорах и таинственных зданиях моё ФИО и отпечатки пальцев проходят долгий верификационный путь, после которого аэропорты Европы будут белозубо улыбаться мне на границе...

Очень золушкина история, да. Отчетливо пахнущая мезальянсом и возможными катастрофами. Я честно не понимаю - за что? За какие-такие добродетели и достоинства? Я еще настороженно ёжусь испуганным телом и ищу подвох, но с каждым днем все меньше. С каждым днем жизнь становится все менее невыносимой.